• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

«Мир прощупывает возможности и присматривается к теме ESG»

5 марта 2021 года
Интервью

О внедрении финансовым рынком принципов ESG, о действиях регулятора по развитию этого сегмента рассказала «Ъ» заместитель директора департамента корпоративных отношений ЦБ Виктория Степаненко.

— Тема ESG обсуждается на протяжении последних лет. Почему именно сейчас Банк России стал уделять ей такое пристальное внимание?

— Действительно, тема ESG не нова. Парижское соглашение по климату, которое заложило идеологическую и правовую основу для нового глобального перераспределения потоков капитала в пользу рынков, отвечающих потребностям нашего времени, но без ущерба для будущих поколений, было подписано Россией в 2016 году. Банк России начал изучать тему еще в 2018–2019 годах. Этому в немалой степени способствовали внешние вызовы. Многие государства, такие как США, Китай, страны Евросоюза, объявили о своей приверженности целям устойчивого развития и выбрали путь «углеродной нейтральности». Именно такие заявления и послужили в определенном смысле катализатором пересмотра отношения к теме рисков, связанных с изменениями климата и к ESG в целом не как к модному направлению, а как к фактору, который способен коренным образом изменить мировоззрение и стратегии многих наших компаний как финансового, так и нефинансового секторов. В этих условиях государство и его институты не могут стоять в стороне.

В итоге было сформировано собственное отношение к целям устойчивого развития и понимание их влияния на финансовый и публичный сектор. В ЦБ создана рабочая группа по финансированию устойчивого развития, которая будет определять стратегическую повестку и контролировать ее реализацию. Основная работа ведется на площадках специально созданных подгрупп при участии представителей финансового рынка, инвесторов, публичных компаний и других заинтересованных лиц.

— Какие планы у Банка России по реализации данной повестки? Что уже сделано?

— Для себя мы определили, что должны дать возможность людям и бизнесу поучаствовать в определении будущего планеты через создание необходимой инфраструктуры и зеленых финансовых инструментов — зеленой ипотеки, зеленых облигаций, зеленых кредитов.

Мы также видим свою задачу в том, чтобы помочь финансовым организациям и публичным компаниям адаптироваться к новым вызовам и условиям. Как финансовый мегарегулятор, мы должны уделять пристальное внимание учету ESG-рисков, поскольку от этого зависит финансовая устойчивость компаний. Те, кто не сможет этого сделать, будут нести повышенные риски для финансового сектора в целом и для своей компании в частности. Поэтому здесь необходимо взаимодействовать с советами директоров компаний, их акционерами и инвесторами. Уже сегодня идет активный процесс по учету целей устойчивого развития в стратегическом планировании, в советы директоров компаний вводятся профильные специалисты.

Банк России также опубликовал рекомендации по реализации принципов ответственного инвестирования. Они адресованы институциональным инвесторам и призваны дать им ориентиры, как осуществлять функции собственника компании—объекта инвестиций, принимая во внимание интересы всех стейкхолдеров, а также учитывать ESG-факторы при выборе и управлении инвестициями. Утверждены новые стандарты эмиссии ценных бумаг, которые позволяют выпускать зеленые и социальные облигации. В октябре текущего года вступит в силу положение Банка России о раскрытии информации, где предусматриваются дополнительные сведения, раскрываемые эмитентами зеленых и социальных облигаций по каждому проекту в проспекте ценных бумаг. Таким образом, создана регуляторная среда для выпуска и обращения в России зеленых и социальных облигаций.

— Какие лучшие практики в мире Банк России намерен использовать в своей стратегии?

— Пока еще сложно говорить о лучших практиках. Мир, так же как и мы, прощупывает возможности, оценивает идеи и, если можно так сказать, присматривается к этой теме. Мы активно изучаем международный опыт по этому направлению в поисках эффективных и работающих практик. Но можно с уверенностью сказать, что большая роль уделяется вопросам раскрытия информации, отчетности и аудита, поскольку, только обладая всем спектром информации, можно принимать правильные и адекватные сложившимся обстоятельствам решения.

— Как финансовый рынок должен внедрять у себя принципы ESG? Какие задачи ставит перед собой Банк России как регулятор?

— Финансовый сектор должен в первую очередь уметь учитывать риски, связанные с переходом к целям устойчивого развития, и понимать, что повышенный риск связан прежде всего с игнорированием целей устойчивого развития в своей деятельности. Поэтому необходимо создавать системы по идентификации, оценке, мониторингу и стресс-тестированию ESG-рисков. Вторым шагом после формирования такого понимания у участников финансового рынка должно стать создание пула ESG-инструментов и инфраструктуры. При этом как единый регулятор финансового рынка Банк России должен учитывать риски переходного периода.

— Какими стимулами можно активизировать деятельность компаний и банков для следования ESG-принципам?

— Основная роль Банка России видится не в стимулировании, а в создании условий. Основными стимулами для компаний являются внешние и внутренние факторы. Сейчас глобальный тренд на декарбонизацию, повышение экологических стандартов производства, учет социальных факторов.

— В значительной степени принципы ESG в России связывают с зелеными технологиями — энергосбережение, снижение вредных выбросов и т. п. Между тем этот термин гораздо шире и затрагивает отношение социальной ответственности как перед клиентами, так и перед работниками, развитие корпоративных отношений. Что предполагается делать в этих направлениях?

— Да, действительно, говоря об ESG-повестке, многие концентрируются на вопросах экологии, E-компоненты. Это происходит ввиду того, что именно цели устойчивого развития по борьбе с изменением климата были положены в основу Парижского соглашения.

Вместе с тем Банк России как регулятор в области корпоративных отношений и защиты прав инвесторов видит в качестве своей важной задачи реализацию компонента G (governance). Он включает в себя в том числе стратегию, композицию совета директоров, вознаграждение его членов и топ-менеджмента, независимость членов совета директоров, соблюдение прав акционеров, структуру и качество работы совета директоров. С 2014 года мы рекомендуем публичными компаниями внедрять у себя кодекс корпоративного управления. В стадии разработки — рекомендации по раскрытию информации о соблюдении принципов кодекса корпоративного управления, управлению советом директоров ESG-рисками, практикам корпоративного управления в группе компаний.

Ксения Дементьева

Коммерсант