• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Выступление Эльвиры Набиуллиной на совещании по вопросам банковской деятельности под председательством спикера Государственной Думы Вячеслава Володина

28 апреля 2020 года
Выступление

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги!

Я хотела бы в своем вступительном слове сказать, в каком состоянии банковская система сейчас, как она способна справляться с вызовами, и прежде всего — как реализуются меры поддержки граждан и бизнеса в этой ситуации.

Как уже сказал Вячеслав Викторович, ситуация действительно беспрецедентная.

И мы должны суметь смягчить удар для экономики и, что не менее важно, обеспечить быстрое восстановление экономики, после того как ограничительные меры будут смягчены и сняты.

Вы знаете, в прошлую пятницу мы приняли решение снизить ключевую ставку до 5,5% годовых. И мы перешли к стимулирующей денежно-кредитной политике.

Для экономики важно будет получить поддержку, в том числе относительно дешевые деньги, прежде всего после «разморозки». Именно поэтому мы так акцентируем внимание на том, что у нас еще есть потенциал для дальнейшего снижения ставки. И, понимая характер и масштаб экономического шока, с которым мы сейчас столкнулись, мы говорим о том, что можем снижать ставку большими шагами, чем раньше.

И теперь о ситуации в банковском секторе.

Что отличает текущую ситуацию от всех прошлых кризисов? Банки сегодня в достаточно хорошей форме, у них есть и запас капитала, и ликвидности для сохранения устойчивости и продолжения кредитования. Иными словами, этот кризис не начинается с банков, а наоборот, банки могут помочь сейчас экономике, разумно используя накопленный потенциал прочности.

И если посмотреть на данные двух декад апреля, то пока влияние эпидемии лишь незначительно сказалось на цифрах банковской статистики, они не сильно изменились по кредитованию. Но, конечно, мы понимаем, что ситуация объективно будет меняться, и можно ожидать, что темпы роста кредитования в этом году будут низкими.

И люди, и предприятия, конечно, с осторожностью относятся к наращиванию своей долговой нагрузки сейчас, когда столько неопределенности. Для них важнее прямая поддержка. И банки со своей стороны тоже стали более осторожными в выдаче новых кредитов, потому что в этой ситуации трудно оценить платежеспособность заемщиков в будущем.

Спад коснется и необеспеченных потребительских кредитов, по нашей оценке, в этом году это может быть до минус 5%. Я напомню: в прошлом году рост необеспеченных кредитов был 21%. Ситуация в ипотеке будет лучше благодаря мерам поддержки, объявленным Президентом, реализуемым Правительством, — о субсидировании ставки на уровне 6,5%. Ипотека росла в прошлом году хорошим темпом — около 20%, в этом году мы прогнозируем рост до 10%. Но тем не менее это рост. В корпоративном кредитовании, кредитовании предприятий, по нашей оценке, будет небольшой рост портфеля, но это прежде всего потому, что крупные компании обращаются к нашей банковской системе, уходя с внешних рынков, облигационного рынка. Что мы сделали со своей стороны? Мы приняли ряд регуляторных послаблений и отменили разные надбавки, чтобы поддержать кредитование.

Мы ожидаем, к сожалению, роста просрочки и проблемных кредитов. Большой объем кредитов будет реструктурирован как в рамках каникул, предусмотренных законом, в рамках предложений Президента, так и в рамках собственных программ банков. И сейчас наиболее уязвимые заемщики, чьи доходы сильно упали, — это, конечно, граждане (по нашей оценке, это более половины заемщиков банков), большая часть МСП, а также компании пострадавших отраслей. По предварительным оценкам, суммарно на эти группы заемщиков приходится около 19 трлн рублей, или около трети совокупного кредитного портфеля. Это достаточно большой объем.

Мы дали банкам право временно не увеличивать резервы по очень широкому кругу кредитов, потому что ожидаем, что большая часть заемщиков вернется к нормальному обслуживанию долга, а те кредиты, которые окажутся проблемными даже после реструктуризации, по ним банки будут создавать резервы постепенно.

Кредитные ставки, по нашим оценкам, должны стабилизироваться. С одной стороны, конечно, для банков выросли кредитные риски, но с другой стороны, спрос на заемные ресурсы, вероятно, будет ограниченным, и это сдержит рост ставок. Плюс, как я уже сказала, мы снизили ключевую ставку, и у банков есть возможность привлекать более дешевые средства. Но все же для некоторых заемщиков с учетом возросших кредитных рисков ставки могут несколько возрасти.

Мы не ожидаем, что банковский сектор будет испытывать трудности с фондированием, даже с учетом возможного небольшого снижения вкладов физических лиц в будущем.

В банковской системе в целом сейчас профицит ликвидности, я хотела бы обратить на это внимание, около 2 трлн рублей. Конечно, эта ликвидность очень неравномерно распределена в банковской системе, поэтому мы проводим свои операции, чтобы сгладить эту неравномерность.

Одновременно мы видим, что может быть дисбаланс по срочности между активами и пассивами банков. Чтобы выровнять здесь ситуацию, мы расширяем Ломбардный список и собираемся запускать долгосрочное репо, с тем чтобы банки могли привлекать у нас длинные деньги.

Мы также не ожидаем возникновения значительного дефицита капитала, потому что к этой ситуации банковский сектор подошел с запасом капитала, но он также неравномерно распределен по системе и не до конца понятна глубина стресса. Поэтому банки должны более ответственно отнестись к ситуации и ограничить (а мы это рекомендовали) выплаты бонусов и дивидендов, чтобы поддержать свою подушку безопасности и использовать ее именно для того, чтобы облегчить ситуацию для заемщиков и для выдачи новых кредитов.

Немного напомню о тех мерах, которые мы принимаем для поддержки населения и бизнеса.

Помимо регуляторных послаблений, о которых я уже сказала, мы ввели льготный инструмент рефинансирования под кредиты МСП с лимитом 500 млрд рублей, и мы снизили ставку по этому инструменту в пятницу с 4 до 3,5%. То есть если ключевая, как я говорила, 5,5%, здесь — 3,5%. Часть лимита (150 млрд рублей) зарезервирована на кредиты на выплату зарплат под ноль процентов. То есть на поддержку правительственной программы по заработной плате.

Реструктуризации. То, что действительно вызывает вопросы, жалуются люди, малый и средний бизнес, что не всегда удается реструктурировать кредит.

Я уже говорила, что сейчас в банках действительно беспрецедентный наплыв заявок на реструктуризацию. Меньше чем за месяц по некоторым банкам пришло заявок на реструктуризацию в несколько раз больше, чем за весь прошлый год. И поэтому банки должны, конечно, и перестроить свои бизнес-процессы (они это уже делают) — рассматривать заявки быстрее, не отклонять без оснований.

Мы продолжаем с Правительством мониторинг в еженедельном режиме. И сейчас на это работает наша Служба по защите прав потребителей, колл-центр, чтобы отслеживать внештатные ситуации. Данные о реструктуризациях представлены на слайдах, которые мы заранее вам отправили, и еженедельно мы их направляем вам в рамках нашего обзора «Финансовый пульс». Там есть все: по физическим лицам — по ипотечным и потребительским кредитам, автокредитам, по кредитам малому и среднему бизнесу. В целом мы видим, что динамика выправляется, уровень одобрения растет. Мы, конечно, дальше будем внимательно отслеживать, как этот процесс идет, и взаимодействовать с банками, чтобы облегчить для клиентов реструктуризации, потому что мы понимаем, что это очень важно для людей.

Что еще очень важно в условиях ограничительных мер — это как в можно большей степени перевести банки на дистанционный режим работы с клиентами.

Поэтому мы со своей стороны смягчили требования к идентификации клиентов при отдельных операциях — социальным платежам, ипотеке, чтобы люди лишний раз не посещали офис банка.

И мы считаем, что дистанционные каналы надо дальше обязательно развивать.

Мы просим вас в этом поддержать, чтобы у нас развивались цифровые финансы и дистанционные формы обслуживания. Есть законопроекты, которые уже некоторое время рассматриваются в Думе. Время показало, что это очень важно, и хорошо, что мы подошли к этому периоду с уже достаточно развитыми цифровыми финансами, в отличие от многих стран, но тем не менее это нужно дальше развивать.

И хотела бы сказать еще о нескольких вопросах, где мы нуждаемся в поддержке со стороны Государственной Думы.

Во-первых, важно расширить спектр операций, которые доступны через биометрию, принять законы, которые позволят дистанционные услуги развивать.

Кроме того, мы просили бы внести изменения в закон об ОСАГО, чтобы временно можно было приобрести полис ОСАГО без техосмотра. Мы дали такие рекомендации страховым компаниям, но, конечно, нужны изменения на уровне законодательства.

Мы видим, что в условиях ограничительных мер выросли, к сожалению, объемы попыток кибермошенничества и введения людей в заблуждение — например, предлагают людям якобы реструктуризации. Мы бы очень хотели, чтобы было ускорено принятие законопроекта о блокировке мошеннических сайтов в финансовой сфере. Он был внесен еще в 2018 году, но до сих пор не дошел до второго чтения.

Также в качестве меры поддержки банков, чтобы банки в свою очередь могли поддерживать заемщиков, мы решили снизить взносы в систему страхования вкладов со стороны банков, но, к сожалению, это снижение действует по закону только через 45 дней. Мы просили бы вас внести изменения, чтобы это облегчение для банков могло действовать сразу и даже распространяться на предыдущие периоды.

Также думаю, что было бы правильно сейчас расширить систему страхования вкладов. Это те вопросы, которые мы давно обсуждаем. В частности, распространить ее на счета социально значимых некоммерческих организаций, счета ТСЖ на капитальный ремонт и в отдельных случаях увеличить страховые выплаты до 10 млн рублей, мы эти случаи обсуждали. Мне кажется, это было бы в этих условиях тоже очень важно.

И в заключение я хотела бы подчеркнуть: мы понимаем, что сейчас от последствий эпидемии страдают и люди, и компании. И банки, по сути, помогают абсорбировать убытки экономики через реструктуризацию займов. Те меры, которые принимают Банк России, Правительство, помогают также получать новые кредиты, в первую очередь на неотложные нужды. Но надо понимать, что для банков это не проходит даром, на них ложится часть убытков. Я уже говорила, что у них есть запас, они могут его использовать. Но здесь крайне важно соблюсти баланс. Опасность заключается в том, что если продолжать увеличивать для банков бремя поддержки заемщиков, то могут возрасти риски для самой финансовой системы или банки не смогут наращивать кредитование. И если они не смогут наращивать кредитование, когда эпидемия пойдет на спад, то восстановление экономики затянется. Поэтому, на наш взгляд, конечно, на нынешней стадии важно расширение механизмов прямой поддержки граждан и бизнеса со стороны государства, чтобы избежать такого развития событий.

Большое спасибо за внимание! И если будут вопросы, я буду рада прокомментировать.