• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на пресс-конференции 17 апреля 2020 года

17 апреля 2020 года
Выступление

Добрый день, уважаемые коллеги! Мы начинаем очередную еженедельную пресс-конференцию о текущей ситуации и принимаемых Банком России мерах по смягчению последствий для экономики и финансовой системы от эпидемии коронавируса.

Начну с ситуации в мировой экономике и на мировых финансовых рынках. После стабилизации предыдущих 2–3 недель волатильность на рынках опять несколько увеличилась. Вновь расширились кредитные спреды, снизились фондовые индексы, ослабли валюты и выросли доходности гособлигаций развивающихся стран. Но этот всплеск волатильности существенно меньше, чем тот, что мы наблюдали в середине марта.

На российском финансовом рынке волатильность тоже повысилась, но тоже намного меньше, чем в марте; коррекция коснулась и валютного курса, и рынка акций. Доходности ОФЗ на коротком конце несколько возросли, на длинном — существенно не изменились. На неделе нерезиденты осуществляли небольшие чистые покупки ОФЗ, и их доля практически не изменилась (осталась около 31%).  В размещении облигаций Минфином на 97 млрд рублей участвовали как локальные инвесторы, так и нерезиденты, доля которых составила 26%.

Что касается цен на нефть, пока еще не произошла их стабилизация. Масштабное соглашение ОПЕК+ по ограничению добычи должно способствовать более скорому восстановлению баланса спроса и предложения на мировом рынке нефти. Но на этой неделе цена на нефть марки Urals вновь снижалась до 15–16 долларов США за баррель.

Среди положительных сигналов в глобальной экономике отмечу появившиеся сообщения, что часть стран в Европе, а также США приступают к некоторому смягчению ограничительных мер или хотя бы задумываются об этом. Когда это перерастет в тенденцию, мировая экономика перейдет к восстановлению. Однако в любом случае в целом год для мировой экономики будет достаточно тяжелым. Опубликованный на этой неделе прогноз МВФ предполагает в 2020 году спад мировой экономики на 3%, более значительный, чем при глобальном финансовом кризисе 2008–2009 годов.

Теперь о ситуации в российской экономике. Оперативный опрос предприятий в регионах показывает, что все больше компаний испытывают на себе негативные последствия ограничений. Более 30% компаний говорят о перебоях в поставках, и почти 50% столкнулись с отменой или сокращением заказов. Доля предприятий, спрос на продукцию которых повысился, остается на уровне 13–15%. В банки за кредитом обращались 43% респондентов. При этом примерно четверть из их числа (12% от числа опрошенных) отметили ужесточение кредитных условий, но для большинства (30% от числа опрошенных) условия кредитования остаются неизменными.

Смягчение ограничительных мер в тех регионах, где это позволяла эпидемиологическая ситуация, плюс постепенная адаптация компаний и населения к новым условиям обеспечили на прошлой неделе не только стабилизацию, но даже некоторый подъем экономической активности в сравнении с предшествующей неделей. Это мы видим и по некоторому восстановлению потребления электричества, и по некоторому росту финансовых потоков. Мы несколько уточнили методику расчета последних и стали публиковать результаты в отдельном материале. Отставание финансовых потоков от нормального уровня сократилось примерно на 10 процентных пунктов.  Расходы населения на потребительские товары на прошлой неделе немного выросли, но остаются на пониженном уровне.

Несколько слов об инфляции. На неделе с 7 по 13 апреля потребительские цены выросли на 0,2%, что ниже темпов их роста в прошлые три недели, но по-прежнему в верхней части диапазона, характерного для данной недели года. Годовая инфляция возросла до 2,9%, что, впрочем, все еще ниже цели.

Стабилизация или даже некоторое снижение недельных цифр инфляции говорит о том, что краткосрочный проинфляционный импульс, связанный с ослаблением валютного курса и всплеском потребительского спроса в середине марта, постепенно угасает.

Инфляционные ожидания выросли. Хотя мы не можем сейчас проводить опрос в обычном режиме, поскольку личное взаимодействие интервьюеров с людьми нежелательно, но телефонный опрос показал, что вдвое увеличилось число респондентов, которые считают рост цен высоким (с 21 до 43%), и почти половина респондентов — 43% — считают, что уровень инфляции сейчас значительно выше, чем был в начале года. При этом большинство отмечает рост цен только на отдельные товары — именно те, на которые был повышенный спрос. Это позволяет нам считать рост инфляционных ожиданий временным фактором.

Думаю, мы сможем предметно рассмотреть вопрос о снижении ставки уже на ближайшем заседании Совета директоров. Мы, как и всегда, рассмотрим спектр различных экономических сценариев и с учетом этого оценим то, какое имеется пространство для смягчения денежно-кредитной политики и какими шагами нам целесообразно двигаться.

Оперативные показатели деятельности кредитных организаций показывают, что и кредиты, и депозиты на прошлой неделе были в целом достаточно стабильны.

Ситуация с краткосрочной ликвидностью оставалась комфортной, поэтому Банк России не проводил аукционов репо на прошлой неделе. При том, что в целом мы ожидаем сохранения профицита ликвидности до конца года на уровне 2,1–2,7 трлн рублей, однако в связи с кредитными каникулами, а также уменьшением средств, которые Минфин размещает на депозитах в банках, может возрасти неравномерность распределения ликвидности между банками. В связи с этим мы начали прорабатывать программу аукционов годового репо. В условиях, когда пассивы банков по срокам не меняются и даже укорачиваются, а активы удлиняются, на наш взгляд, такая мера позволит банкам в большей степени сбалансировать активы и пассивы по срочности, меньше зависеть от краткосрочных изменений конъюнктуры рынка и в конечном итоге даст банкам больше комфорта для проведения реструктуризации кредитов, для среднесрочного и долгосрочного кредитования экономики.

Теперь — к мониторингу реализации принятых мер.

Программа льготного рефинансирования кредитов МСП под 4%. Десять банков заключили соглашения с Банком России (в прошлую пятницу, напомню,  их было три). И банки уже начали получать эти кредиты.

Зарплатные кредиты под ноль процентов для МСП в рамках этой программы пока идут слабо. Хотя по сравнению с прошлой неделей объем выдач вырос в 10 раз, но учитывая, что, по расчетам, запрос на эту программу со стороны МСП из пострадавших секторов должен составлять около 20 млрд рублей в месяц, выданные сейчас 1,1 млрд рублей —  это, конечно, крайне мало. Процент одобренных заявок — около 30% (объем поданных заявок составил 11 млрд рублей, одобренных — 3,5 млрд рублей). И я уже сказала — выдано чуть больше миллиарда.

Мы рассчитываем, что увеличение числа банков, подключенных к программе «кредиты на зарплату» (сейчас их 5, неделю назад было 3),  а также решение проблемы с выделением гарантий ВЭБа широкому кругу банков существенно ускорят процесс. Прежде всего мы ожидаем подключение к этой программе региональных банков, также мы считаем важным, что она будет расширена на средний бизнес. И это придаст программе необходимый импульс.

Далее. Реструктуризация кредитов физическим лицам. К 15 апреля заемщики подали больше 585 тыс. обращений о реструктуризации. По сравнению с итогами прошлого мониторинга доля удовлетворенных заявок граждан существенно возросла — с 14 до 44%. Это почти 200 тыс. кредитов, отказы — по 250 тыс. заявлений. По 135 тыс. заявлений банки еще не приняли решения. Более 80% заявок были сделаны в рамках собственных программ реструктуризации банков, из них удовлетворены тоже около 43% (это 160 тыс. заявок).

Чуть меньше 100 тыс. обращений подано в рамках закона о льготном периоде. Из них удовлетворено 38 тыс. (или 48% от числа рассмотренных), при этом по 28 тыс. банки приняли положительное решение без подтверждающих документов о снижении доходов. Из них: по ипотечным каникулам одобрено почти 80% — это 13 тыс. обращений.  По потребительским кредитам и кредитным картам положительное решение о реструктуризации банки принимали примерно в половине случаев (16 и 7 тыс. заявок соответственно),  по автокредитам — всего  7,4% одобрений (чуть больше 1 тыс. кредитов). Отказ в предоставлении кредитных каникул в основном происходил из-за превышения максимального размера кредита (это более чем в 68% случаев отказов).

Далее. Реструктуризация кредитов малому бизнесу. С 20 марта по 15 апреля 2020 года предприниматели подали в банки чуть меньше  60  тыс. заявлений о реструктуризации. Одобрено было 22,5 тыс. (это около 75% от рассмотренных обращений), и почти 28 тыс. обращений еще находятся на рассмотрении у банков.

Отказы в удовлетворении банки дали по 13% обращений  (7,4 тыс. кредитов) — в основном отказы получают компании, не относящиеся к пострадавшим отраслям, и часто банки отказывают из-за испорченной кредитной истории заемщиков.

Некредитные финансовые организации выполняют наши рекомендации и функционируют в нормальном режиме. Как и банки, они реструктурируют займы заемщикам. Из 10 тыс. поступивших заявок удовлетворено 92%. Страховые организации адаптировали свою работу к ограничительным мерам, в том числе пока продают ОСАГО без диагностических карт. Негосударственные пенсионные фонды обеспечивают получение пенсии всем своим клиентам, а это почти 2 млн клиентов (1,9 млн), минимизировали очное взаимодействие с ними. Крупнейшие управляющие компании, у которых 2 млн клиентов и более 1,1 трлн рублей под управлением, обеспечили полностью дистанционное взаимодействие со своими клиентами. Бесперебойно работает расчетная и биржевая инфраструктура.

В заключение о новых решениях, которые мы приняли сегодня.

Полностью меры отражены в релизе, который будет опубликован после пресс-конференции. Новые меры касаются расширения возможностей реструктуризации кредитов для компаний и граждан, включения в программу рефинансирования кредитов МСП факторинга, послабления в сфере валютного контроля, связанные с ограничительными мерами и другими. Ключевая мера в части реструктуризации — это распространение регуляторных послаблений по резервам для реструктурируемых кредитов на все отрасли, не только пострадавшие, в случае если до начала ограничительных мер у заемщика было высокое кредитное качество.

Одна из мер касается самих банков. Чтобы облегчить им привлечение фондирования, базовая ставка взносов в систему страхования вкладов будет снижена с 0,15 до 0,1% до конца 2020 года.

Ряд мер касается расширения возможностей для исключительно удаленного взаимодействия с клиентами и адаптации правил к текущей ситуации: больше операций, в том числе по открытию счетов для МСП, банки могут проводить без личного присутствия; банковские карты, у которых истекает срок действия, можно использовать без перевыпуска до 1 июля. Наконец, вчера мы объявили, что финансовые организации могут работать с клиентами — физическими лицами, у которых истек срок действия паспорта.

Спасибо. Теперь я отвечу на ваши вопросы.

Сессия вопросов и ответов для СМИ

ВОПРОС (агентство «Интерфакс»):

Вы сказали, что на ближайшем заседании Совета директоров будет рассматриваться вопрос снижения ключевой ставки. Какие еще варианты решения по ставке будут обсуждаться? По-прежнему не снят вопрос повышения ставки? И насколько велика вероятность повышения ставки и в какой перспективе?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы считаем, что основным вариантом, который мы будем рассматривать, это будет возможность снижения ставки, и думаю, что будем детально рассматривать его в разных экономических сценариях, и в том числе то, какие шаги могут быть, какого размера шаги могут быть предприняты. Повышение ставки маловероятно, но все детально будет рассматриваться на заседании Совета директоров на следующей неделе.

ВОПРОС (агентство Reuters):

Согласен ли регулятор, что для стимулирования экономики Российской Федерации, которой угрожает рецессия, необходимо более решительное снижение ставки?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Я уже только что сказала, что мы предметно рассмотрим вопрос на следующей неделе — и вопрос целесообразности самого снижения, и то, каким темпом, какими шагами это можно будет сделать. Но еще раз повторю, мы давали сигнал о том, что видим пространство для смягчения денежно-кредитной политики. И позиция будет озвучена по итогам Совета директоров.

ВОПРОС (газета «Известия»):

Вы сказали, что на следующем Совете директоров будут рассмотрены разные сценарии. Какая цена на нефть рассматривается как наиболее вероятная?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы представим прогноз на следующей неделе. Это будет не уточнение, как я уже говорила, а, скорее всего, коренная переработка прогноза, потому что ситуация кардинально изменилась. И мы рассмотрим сценарий по цене на нефть — вы видите, что цена на нефть сейчас находится на более низких уровнях, чем мы рассматривали в рамках предыдущего прогноза, — и соответствующие изменения мы сделаем, и представим данные по базовому прогнозу. Безусловно, с точки зрения цены на нефть мы будем более консервативны, чем на предыдущем этапе.

ВОПРОС (газета «Коммерсантъ»):

Каков прогноз по изменению нормы сбережений до конца года и ее динамике? От каких факторов эти изменения будут зависеть?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Пока, наверное, на этот вопрос можно ответить только качественно. Мы понимаем, что в условиях снижения доходов люди используют накопления — безусловно, это влияет на снижение нормы сбережений. Но на норму сбережений влияют и другие факторы, в том числе уровень инфляции, уровень процентных ставок в банках. На данный момент мы видим, что ставки по депозитам достаточно привлекательны для сбережений.

ВОПРОС («Российская газета»):

Согласны ли вы с последними прогнозами МВФ по просадке мировой (до минус 3%) и российской (до минус 5,5%) экономики в 2020 году, их V-образному восстановлению в 2021 году? Не кажется ли вам такой прогноз относительно практически всех крупных экономик излишне оптимистичным? И не ожидает ли их скорее L-образная рецессия?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Вы знаете, сейчас действительно очень много неопределенностей, и очень много разных сценариев. Есть сценарии более пессимистические, чем то, что представил МВФ, есть сценарии более оптимистические. Но сценарий МВФ — это тоже один из возможных сценариев. И мы свой прогноз опубликуем на следующей неделе, у нас как раз начинается такой прогнозный раунд, мы обсудим все возможные сценарии и предложим свое видение базового сценария.

ВОПРОС (газета «Ведомости»):

Кризис наносит большой удар по процентному доходу банков. Насколько сильным будет, по оценке регулятора, сокращение комиссионного дохода?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Действительно, нынешняя ситуация влияет на доходы банков, и мы видим, что будет снижаться и комиссионный доход. Сейчас тяжело тоже делать оценки, насколько он снизится, но это снижение, на наш взгляд, может составить, до 20%. Но, тем не менее, нужно учитывать, что значительную часть комиссионного дохода банки получают от расчетно-кассового обслуживания, и эти доходы коррелируют напрямую с темпами роста экономики. Мы поэтому видим, будет снижение этого типа доходов, но также и эти доходы восстановятся, будут восстанавливаться по мере восстановления экономики, оживления экономической активности.

ВОПРОС (агентство ТАСС):

Рассматривает ли ЦБ в текущих обстоятельствах сценарий с необходимостью докапитализации банков? При каких условиях это может понадобиться? Ранее глава Счетной палаты Кудрин заявлял, что банкам Российской Федерации может потребоваться капитализация, если кризис из-за коронавируса продлится еще 3–6 месяцев.

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы не ожидаем масштабного стресса для банковской системы, сжатия маржи, как это было, например, в 2014 году. Да, будет снижение прибыли у банков и будет увеличение резервов по активам, потому что будет происходить ухудшение качества активов — иначе не может быть в таких условиях. Но те реструктуризации кредитов, которые сейчас проходят, они позволят многим заемщикам поддержать, сохранить на будущее свою кредитоспособность. По части (кредитов. — Ред.) резервы будут создаваться чуть позже, мы дали лаг во времени с тем, чтобы банки делали это постепенно. Будет сокращаться комиссионный доход — мы уже об этом говорили. Конечно, будет сокращаться и процентный доход, но такого удара, например, по процентной марже, как было в 2014–2015 годах, быть не может. Вспомните, тогда мы повышали процентные ставки. И влияние на прибыль, конечно, будет, но в целом мы считаем, что у банковской системы останется прибыль. Напомню, что в прошлом году была большая прибыль, рекордная прибыль, и мы дали рекомендации банкам не выплачивать пока дивиденды, перенести эти решения. И эта прибыль тоже может быть источником капитализации банков. Кроме того, мы считаем, что и в этом году, пусть и в меньшем объеме, но прибыль у банков останется, и банки смогут поддерживать свой капитал. И в нынешних условиях мы пока не видим, что будет необходимость в капитализации банков со стороны Правительства.

ВОПРОС (портал «Банки.ру»):

Спровоцирует ли наблюдаемый кризис рост числа отзывов банковских лицензий в ближайшие год-два? Сколько банков в зоне риска?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Честно говоря, мы не ожидаем, что текущая ситуация, какая бы она ни была сложная, существенно скажется на динамике, на тенденциях по отзыву лицензий. Мы провели большую работу по оздоровлению банковской системы. И к нынешней сложной ситуации банки подошли с достаточным капиталом, с достаточной ликвидностью, в хорошей форме. Но, безусловно, какие-то случаи могут быть. Но это не будет связано, скорее всего, не будет связано с кризисом или с ситуацией с распространением пандемии. Это может быть связано только с тем, что какие-то банки накопили проблемы в предыдущие периоды, и нынешняя ситуация может их выявить. Но, еще раз, какого-то изменения трендов по сравнению с существующим мы не видим.

ВОПРОС (РИА Новости):

Президент поручил распространить программу беспроцентных зарплатных кредитов на средние и крупные предприятия. По оценке ЦБ, сколько средств понадобится на расширение программы? И нужны ли дополнительные меры поддержки кредитования или реструктуризации долгов крупного бизнеса? Если да, то обсуждаются ли такие меры?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы расчет делали по возможности увеличения необходимых средств по зарплатному проекту. Наша программа льготная по 4% покрывает кредиты и малому, и среднему бизнесу. Если включать средний бизнес в зарплатную программу по нулевым процентным ставкам, это приведет приблизительно к удвоению программы. Мы дополнительно посчитаем, что это будет значить, если включать и крупные предприятия.

Что касается в целом крупных предприятий, Правительство уже работает, и мы в этой работе участвуем по системно значимым предприятиям, отслеживая ситуацию в этих предприятиях, но она различна от предприятия к предприятию, нужны соответствующие решения. Что касается мер, мы сегодня приняли одну из мер, которая должна способствовать и помогать банкам реструктурировать кредиты, включая и кредиты крупным предприятиям. То есть по кредитам, которые были хорошей категории качества, а именно I и II категории качества на 1 марта, мы позволяем без создания дополнительных резервов реструктурировать кредиты, не признавать ухудшения качества этих заемщиков, по сути дела, по всем отраслям, по всем размерам предприятий, и крупные предприятия туда попадут.

ВОПРОС (газета «РБК»):

Поддерживают ли в Центральном банке идею выкупа в острой фазе кризиса на свой баланс госдолга, предложенную группой российских экономистов, по сути, программу количественного смягчения? Обсуждает ли Центральный банк меры по выкупу гособлигаций на свой баланс с Правительством?

ВОПРОС (агентство Bloomberg):

Многие экономисты призвали увеличить масштаб антикризисной поддержки до уровня как в кризис 2008 и 2009 годов. Они, в частности, считают, что России понадобится программа количественного смягчения через покупки ОФЗ Центробанком. Каково ваше мнение?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Покупка бумаг на рынке ценных бумаг и гособлигаций центральными банками — это не стандартная мера, это мера количественного смягчения. И обычно ее применяют страны, которые уже исчерпали возможности применения стандартных мер, в которых ставки около нуля или даже в отрицательной зоне, и им нужно принимать меры для того, чтобы повышать инфляцию, возвращать инфляцию к цели. Это страны, где очень низкая инфляция. У нас такой ситуации нет. У нас ключевая ставка пока 6%. У нас есть все возможности для того, чтобы использовать стандартные инструменты денежно-кредитной политики.

ВОПРОС (газета «Комсомольская правда»):

А почему не сделать «народное» количественное смягчение, то есть выдать каждому россиянину с невысокими доходами по 10–20 тыс. рублей в мае? Как вы относитесь к этой идее, учитывая, что у 63% россиян, по опросам социологов, совсем нет сбережений и эти деньги могли бы им сильно помочь.

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Конечно, в таких сложных условиях адресная прямая поддержка — это одна из мер, и наше Правительство применяет эти меры, увеличивая пособие по безработице и выдавая гранты компаниям для выплаты заработных плат, для того, чтобы поддержать доходы граждан, и другие адресные меры семьям с детьми. Поэтому это абсолютно нормально, но это все находится в компетенции Правительства и бюджетных решений. Что касается Центрального банка, иногда обсуждают и путают прямые выплаты с «вертолетными» деньгами, так называемыми. Как раз прямые выплаты возможны и нужны в таких условиях. Но вот «вертолетные» деньги как способ проведения денежно-кредитной политики и нестандартные способы, когда исчерпаны, по сути дела, даже возможности таргетированного количественного смягчения, когда центральные банки покупают разного рода облигации, не только государственные, но уже и «мусорного» рейтинга, — эта тема обсуждается. Но для нас как инструмент проведения денежно-кредитной политики он, конечно, совершенно не актуален. Еще раз: прямые выплаты как элемент социальной поддержки, безусловно, в таких условиях должен быть. Но «вертолетные» деньги через денежно-кредитную политику — это совершенно другое, и в этом нет никакой необходимости в наших условиях.

ВОПРОС (Амурская служба новостей):

Какие меры будут приниматься Центральным банком на фоне низкого числа удовлетворенных банками заявлений по реструктуризации ипотечных и потребительских кредитов?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Действительно, многие люди и бизнес оказались в сложных ситуациях, когда сложно обслуживать свои кредиты, поэтому обратились в банки даже еще до принятия закона, который обязывает банки реструктурировать определенного типа кредиты малому и среднему бизнесу, и людям, и ипотечные кредиты, и так далее. И мы видим большой наплыв этих заявок. И ситуацию мониторим в еженедельном режиме. Я поэтому каждую неделю даю достаточно подробно данные по ситуации с реструктуризацией кредитов, потому что я считаю, это очень важно, это действительно важная социальная проблема. Мы отслеживаем эту реструктуризацию кредитов, темпы повысились. Реструктуризация по разным кредитам идет по-разному. И банки также сейчас работают, мы с ними на постоянном контакте для того, чтобы отладить все процессы и быстрее принимать решения в условиях, когда есть такой наплыв заявок. Для того, чтобы и правильно информировать клиентов, это не всегда происходит, и мы тоже получаем жалобы об этом, но мы доводим и сами через свои колл-центры информацию до потребителей. Еще раз: будем эту ситуацию мониторить и при необходимости принимать дополнительные решения. Но вот по ипотечным кредитам, я уже говорила, в рамках закона процент одобрения достаточно высокий — 80%. И исходим из того, что процент одобрения будет расти по другого рода кредитам. Если будет необходимость, будем принимать дополнительные меры для того, чтобы все права заемщиков — физических лиц были защищены и кредиты в рамках, установленных законом, были реструктурированы.

ВОПРОС (издание The Bell):

В рамках программы льготного кредитования МСП Центральный банк выдает деньги банкам под 4%. Сами банки должны на первом этапе выдавать кредиты на зарплаты под 0%. Какова мотивация банков участвовать в этой программе?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Во-первых, мы выдаем под 4%. Правительство выделило средства для того, чтобы субсидировать в рамках 4% эту ставку. Какая мотивация у банков? У банков мотивация такая, чтобы заемщики остались платежеспособными. Это заемщики, с которыми банки работают, наверняка с большой кредитной длительной историей — малый и средний бизнес. И любой банк должен быть заинтересован в том, чтобы его заемщик сохранил и финансовую устойчивость, и повысил шансы выживания в этих сложных условиях. Мне кажется, здесь банковская мотивация достаточно очевидна в этих условиях.

ВОПРОС (журнал Forbes):

Вопрос по сделке по продаже Сбербанка. Зачем понадобилось продавать пакет акций так срочно и одним траншем, почему сделку не перенесли и что миноритариям даст заключение акционерного соглашения вместо выкупа у них акций? Верно ли утверждать, что миноритарии ничего не получат по итогам этой сделки?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Во-первых, мы сделку провели в соответствии с законом, Фонд национального благосостояния (ФНБ) в результате снижения стоимости рубля к доллару даже получил положительную курсовую переоценку, и это позволило совершить сделку, что называется, за один присест. Акционерное соглашение также в соответствии с законодательством подготовлено Банком России, проект его подготовлен, мы его направили в Минфин для рассмотрения; срок заключения, на который мы ориентируемся, — это 10 мая. Что дает это акционерное соглашение в том числе и прежде всего миноритариям. Акционерное соглашение фиксирует неизменность корпоративного управления и неизменность стратегической линии развития Сбербанка. Таким образом, акционерное соглашение, по сути, страхует миноритариев Сбербанка от радикальных изменений в деятельности Сберегательного банка. Также акционерное соглашение должно закрепить и значимое количество независимых директоров в наблюдательном совете банка, и самостоятельную ответственность представителей государства в наблюдательном совете за принимаемые решения. Кроме того, я хотела бы отметить, что акции Сбербанка ликвидны, осуществляются сделки покупки-продажи на рынке, и миноритарии всегда могут этим воспользоваться. При этом надо учитывать, что в результате сделки не поменялся собственник, это Российская Федерация, поэтому по букве закона оферта не требуется, но это, если можно так сказать, по духу закона: отказ от оферты компенсируется заключением акционерного соглашения, гарантирующего неизменность вектора развития Сберегательного банка.

ВОПРОС (агентство ТАСС):

В начале апреля ряд крупнейших банков значительно повысили первоначальный взнос по ипотеке. Видит ли Центральный банк в этом попытку ограничить ипотечное кредитование для граждан или такие меры со стороны банков оправданы?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Действительно, мы видим такие отдельные случаи. Что хотела бы по этому поводу сказать. Обычно банки рассматривают, и правильно, обоснованно это делают, первоначальный взнос как способность заемщика накапливать средства и, соответственно, впоследствии обслуживать кредит. И конечно, сейчас растут кредитные риски для банков, и банки рассматривают разные способы эти риски ограничивать, выбирая наиболее качественных заемщиков. И критерием наиболее качественного заемщика, одним из критериев, является размер первоначального взноса. Это рыночная практика, мы это видели и в 2009 году, и в 2015 году. Тем не менее мы в среднесрочной перспективе, даже в краткосрочной перспективе, видим ипотечное кредитование не только как очень важный приоритет, но видим и обоснованность положительной динамики роста ипотечного кредитования. Пока доля ипотечного кредитования в экономике не очень большая, и само по себе ипотечное кредитование и его развитие решает и проблему доступности жилья, и вносит большой вклад в развитие экономики. В этом смысле очень важны те меры, те решения, которые были вчера озвучены, по поддержке ипотеки, озвученные Президентом, и это поддержит рынок ипотеки.

ВОПРОС (газета «Ведомости»):

Центральный банк собрал четыре заявки на участие в покупке АТБ. Можете ли вы назвать претендентов? Это будет аукцион или другой формат?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы изучаем эти заявки и в следующем месяце предоставим более полную информацию по дальнейшим нашим действиям, по тому, как будет проводиться продажа. Учтем, безусловно, и экономическую, и эпидемиологическую ситуацию в принятии этого решения. Но отрадно видеть, что интерес к этому банку есть, и мы получили, действительно, четыре заявки.

ВОПРОС (агентство «Интерфакс»):

Намерен ли ЦБ ускорить введение государственного регулирования в банковской сфере, с учетом того что институт саморегулирования в ней до сих пор не создан, а недобросовестные практики продолжаются и даже выросли в условиях пандемии. Имеет ли смысл ускорить подключение банков к институту финансового омбудсмена?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Да, действительно, где-то год назад мы банкам предложили два варианта на рассмотрение — либо через создание института саморегулирования в банковской сфере, а его сейчас нет, банки сами решают проблему обеспечения добросовестности продаж продуктов клиентам, вырабатывают стандарты, присоединяются к этим стандартам, осуществляют надзор за соблюдением этих стандартов, или, если этого не будет сделано, мы пойдем законодательным путем, потому что несоблюдение этих стандартов и сохранение недобросовестных практик продажи финансовых продуктов клиентам, гражданам — это недопустимо. Мы сейчас находимся на такой стадии, когда нам нужно, действительно, продвигать быстрее этот закон, мы это делаем, и мы намерены его продвигать как можно быстрее.

При этом ускорить процесс подключения банков к институту финансового омбудсмена в этой ситуации — вы знаете, к институту финансового омбудсмена банки уже могут добровольно подключаться, — тем не менее в целом институт финансового уполномоченного не предполагает по закону выполнение функции медиации при реструктуризации кредитов. Если мы рассчитываем, что финансовый омбудсмен мог бы как-то помочь при реструктуризации кредитов сейчас, то сама концепция закона этого не предусматривает, и вряд ли подключение более активно банков к институту финансового омбудсмена позволит эту проблему решить. Мы сами будем осуществлять, и мы осуществляем мониторинг реструктуризации этих кредитов, будем реагировать на жалобы, Служба по защите прав потребителей работает с такого рода жалобами, с тем чтобы защитить все права заемщиков.

ВОПРОС (агентство «Комсомольская правда в Саратове»):

Недавно был введен налог на проценты от доходов по вкладам на сумму от 1 млн рублей, что спровоцировало кратковременный набег населения по снятию вкладов. Многие боятся, что будет введен мораторий на вклады, их будет невозможно использовать. Это технически возможно? Можете успокоить граждан?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Никаких оснований для такого рода беспокойства нет. Во-первых, это невозможно ни юридически, ни правовым образом — ни Гражданский кодекс, ни законодательство банковское не позволяют вводить такие ограничения. И второе, в этом нет абсолютно никакой необходимости, у нас все нормально с фондированием, с ликвидностью банковской системы. У нас сейчас так называемый структурный профицит ликвидности банковской системы на уровне 2,5 трлн рублей, у банков есть еще и около 7 трлн рублей рыночного обеспечения, и под это они всегда могут привлечь деньги на рынке или у Банка России. Мы всегда предоставляем ликвидность столько, сколько нужно. Поэтому никакой необходимости, целесообразности, оснований вообще для этого нет.

ВОПРОС (РИА Новости):

Доля нерезидентов в ОФЗ в марте снизилась, при этом в среду первый после перерыва аукцион был признан несостоявшимся. Ожидает ли регулятор, что на этом фоне доля нерезидентов в ОФЗ продолжит снижаться? Насколько критичен для российского рынка выход иностранных инвесторов из гособлигаций?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Во-первых, ситуация на рынке ОФЗ в конце марта — начале апреля стабилизировалась, и тот рост доходности, который был, он был в значительной части отыгран, мы видим, что в апреле нерезиденты, наоборот, возобновили покупки на рынке ОФЗ. Продажи иностранцев имели место где-то с конца февраля по 20-ые числа марта. Мы видим, что доля нерезидентов на рынке ОФЗ стабильная, и в последнем аукционе нерезиденты тоже принимали участие. Но я уже много раз повторяла и повторю, что, даже если будет какой-то выход нерезидентов из рынка ОФЗ, это не будет иметь больших последствий, у нас сам долг не очень большой.

ВОПРОС (агентство Bloomberg):

Несмотря на регуляторные послабления, банки сокращают кредитование из-за карантинных ограничений роста рисков. Как вы можете это прокомментировать? Какой динамики кредитования вы ожидаете в апреле и во втором квартале в целом?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Но пока, действительно, очень трудно оценить, какая будет динамика по объему кредитования. Те оперативные данные, которые мы имеем, ну, во-первых, данные, которые мы имеем за март, показывают, что был рост кредитования. И действительно, люди брали ипотечные кредиты и потребительские кредиты ускоренно. Мы видели, для того чтобы и подкрепить свое потребление, и были элементы повышенного спроса на определенные виды продукции и товары, товары длительного пользования. Первые дни апреля, эта оперативная, очень ненадежная статистика показывает, что если есть замедление, то очень небольшое. Будем дальше смотреть за динамикой, за тенденциями. На динамику кредитования, объемных показателей кредитования окажет влияние и динамика реструктуризации, потому что реструктурированные кредиты останутся на балансах банков, поэтому сокращение темпов роста кредитования будет, но они могут, вполне вероятно, по итогам года остаться в положительной зоне. Сами темпы кредитования.

ВОПРОС (агентство Reuters):

Центральный банк ожидает дефицита текущего счета РФ в связи с новым соглашением ОПЕК+ и падение экспорта? Если да, то в каком квартале это наиболее вероятно?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Отрицательное сальдо текущего счета в определенные кварталы может быть действительно, но на сам текущий счет, хотела бы отметить, влияют не только показатели экспорта, не только цена на нефть, но и показатели импорта, и много будет зависеть от того, как импорт, который сейчас упал, будет восстанавливаться по мере восстановления экономики. Но если говорить, как это повлияет на финансовые показатели, на курс, все-таки у нас и на валютный курс влияет не только состояние текущего счета, но и состояние финансового счета и наши операции на валютном рынке в рамках бюджетного правила.