• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на пресс-конференции 10 апреля 2020 года

10 апреля 2020 года
Выступление

Добрый день!

Сегодня мы проводим вторую еженедельную пресс-конференцию по текущей ситуации и мерам поддержки экономики и финансовой системы.

Сейчас важно, чтобы как можно больше людей оставались дома, мы также стараемся перевести как можно большее количество сотрудников на удаленную работу, поэтому начиная с сегодняшней пресс-конференции я буду читать вопросы от журналистов сама.

Но до того, как ответить на вопросы, я коротко расскажу о нашем видении ситуации, о реализации уже принятых мер и новых решениях, которые мы приняли на Совете директоров сегодня.

Начну с ситуации в экономике. Ситуация в глобальной экономике продолжала ухудшаться. Существенно выросла безработица в США и в Европе. Но на глобальных финансовых рынках на неделе ситуация была относительно стабильной, в том числе в результате беспрецедентных мер, принимаемых правительствами и центральными банками разных стран.

Практически во всех странах, включая Россию, наблюдается значимый рост котировок на рынке акций. Снижаются страновые риск-премии для стран с формирующимися рынками, частично восстановились курсы их валют.

На фоне информации о переговорах ОПЕК+ цены на нефть также относительно стабилизировались, но при этом остаются на низких уровнях. Соглашение призвано снизить риск резкого дальнейшего снижения цен на нефть вследствие в том числе заполнения нефтехранилищ в условиях очень низкого спроса. В то же время из-за уже накопленного уровня запасов для устойчивого восстановления цен на нефть потребуется, возможно, значительное время, измеряемое месяцами, может, и кварталами. При принятии решений по денежно-кредитной политике Банк России традиционно будет исходить из консервативного прогноза цены нефти и объемов ее экспорта.

C началом нерабочих дней и ограничительных мер в связи с коронавирусной инфекцией налицо значительное замедление экономической активности и в России. По данным нашей платежной системы мы видим сейчас снижение на 18% примерно к нормальному уровню для начала апреля объема входящих платежей, которые взвешиваются у нас по доле отраслей в ВВП. Наибольшее снижение активности наблюдается в секторе услуг. Наименьшее — в секторах, связанных с производством и продажей продовольственных товаров, других товаров первой необходимости, а также лекарственных средств.

Наш еженедельный опрос предприятий показывает, что уже 84% предприятий против 73% на прошлой неделе в той или иной мере испытывают на себе влияние экономических последствий коронавируса, включая и влияние ослабления курса рубля. Чуть менее 30% отмечают перебои в поставках, 40% — отмену или перенос заказов. Есть и компании, которые наблюдают рост спроса, их примерно 15%. Примерно две трети компаний ожидают дальнейшего ухудшения конъюнктуры в своих отраслях.

Мы сейчас анализируем все опережающие индикаторы, всю имеющуюся информацию и готовим новый экономический прогноз к следующему Совету директоров по ключевой ставке в конце апреля. При этом наша принципиальная оценка происходящего не изменилась.

Инфляция и ценовая стабильность. В марте годовая инфляция несколько ускорилась — до 2,5% против 2,3% в феврале. Недельная инфляция последние три недели складывается заметно выше типичных темпов роста цен для этого времени года. Соответственно, оценка годовой инфляции по состоянию на 6 апреля составила уже 2,8–2,9%. Это более быстрое возвращение годовой инфляции к цели, и оно соответствует нашим ожиданиям краткосрочных эффектов от ослабления валютного курса и увеличения спроса на некоторые товары в связи с мерами по борьбе с эпидемией. Правда, недавнее укрепление курса несколько сгладит этот эффект. Но в целом по мере исчерпания действия этих разовых проинфляционных факторов уже в середине года баланс рисков для инфляции начнет смещаться в сторону дезинфляционного влияния сдержанного спроса. Затухающий характер проинфляционных факторов и отсутствие вторичных эффектов позволит нам возобновить смягчение денежно-кредитной политики, даже притом что из-за эффектов низкой базы 2019 года годовая инфляция продолжит несколько повышаться.

Ситуация на российском финансовом рынке несколько улучшилась, волатильность курса и рынка акций снижается. На облигационном рынке происходит определенное снижение доходностей. Минфин на этой неделе возобновил проведение аукционов ОФЗ. Доля иностранцев на рынке ОФЗ остается в целом стабильной, держится на уровне 30–31%.

Банки перевели многие свои функции в дистанционный режим, но при этом их работа продолжается. Сектор сохраняет свою устойчивость. На этой неделе ситуация с ликвидностью у всех банков была относительно спокойной, и мы не стали проводить дополнительных аукционов репо.

Что касается кредитования, то в конце марта мы наблюдали рост кредитной активности. Кредиты российским компаниям за март выросли на 2,5%, при этом почти половина этого прироста пришлась на последнюю неделю марта. Это может быть связано с необходимостью компенсировать выпадающие денежные потоки для оплаты текущих затрат, особенно во время нерабочей недели, а также с ожиданиями, что банки в дальнейшем будут более консервативны в выдаче кредитов. Розничный портфель вырос приблизительно на 1,9%.

Некредитные финансовые организации также продолжают работу, расширяют каналы дистанционного развития. В частности, хочу отметить, что пенсионные фонды исправно платят пенсии в соответствии со своими обязательствами.

Вклады населения в последнюю неделю марта выросли на 0,5%, значительно компенсировав снижение предыдущих недель. Это могло быть связано как с завершением периода повышенного спроса на товары, так и с некоторым увеличением депозитных ставок банками (за последнюю декаду на 0,23 б.п., до 5,38%). Средства российских предприятий по итогам месяца также выросли достаточно существенно, что поддерживает общую ликвидность банковского сектора на комфортном уровне.

Теперь о том, как идет реализация основных наших мер поддержки бизнеса и граждан.

Начну с Программы поддержки кредитования малого и среднего бизнеса. Наш ключевой инструмент поддержки, напомню, программа льготного рефинансирования под 4% для банков при условии несокращения кредитного портфеля МСП. Лимит программы — 500 млрд рублей, из них 150 млрд зарезервированы на кредиты на зарплату по нулевой ставке, субсидируемой Правительством.

В этот понедельник всем банкам, которые удовлетворят требованиям к участию в программе по рейтингу (не ниже «А-» по национальной шкале), были направлены проекты генеральных соглашений (то есть договоры, в рамках которых можно получать эти кредиты от Банка России). По состоянию на сегодня три банка из топ-10 по объему кредитного портфеля МСП подписали эти соглашения с нами. При этом физически они планируют взять кредиты на следующей неделе — сейчас аккумулируют данные по кредитному портфелю на 1 апреля, как и положено по программе, чтобы определить объем средств, которые могут привлечь в рамках механизма. Другие банки планируют подписать соглашения уже на следующей неделе. Пока это старт программы, и цифры очень низкие. Мы будем смотреть с Правительством, что происходит. Могу сказать, что по зарплатной части программы в банки-участники поступило более 900 заявок на почти 6 млрд рублей, удовлетворено пока 234 заявки на очень маленькую сумму — 76 млн рублей. Система раскачивается очень медленно, это не может нас удовлетворять и не соответствует остроте проблемы, поэтому мы будем работать с банками, чтобы такой механизм заработал.

Следующее — реструктуризация кредитов малого и среднего бизнеса. Здесь ситуация лучше. По информации системно значимых банков за период с 2 по 7 апреля число обращений за реструктуризацией от малого и среднего бизнеса выросло на 22% и составило более 21 тысячи. Рассмотрено более 4,5 тыс. обращений (это почти в 4 раза больше по сравнению с результатами мониторинга за предыдущий период с 20 марта по 1 апреля). Мы видим и позитивный отклик банков на рассмотренные обращения — удовлетворено около 97% от рассмотренных обращений. На рассмотрении находится еще примерно 16 тыс. обращений.

Мы также договорились с ОПОРОЙ России, ТПП и Деловой Россией, что при возникновении спорных ситуаций в переговорах между предпринимателями и банками бизнес-объединения будут выступать в роли модераторов, обращаться к нам, если взаимопонимание между бизнесом и финансовыми институтами не будет достигнуто.

Реструктуризация задолженности физических лиц. С 20 марта от заемщиков поступило более 107 тыс. заявлений об изменении условий кредитного договора в связи со снижением дохода из-за эпидемии: из них 84 тыс. (79% заявок) по потребительским кредитам, 23 тыс. (21%) по ипотечным кредитам. При этом за период с 1 по 7 апреля поступило 76 тыс. заявлений, что в 2,5 раза больше, чем за период с 20 по 31 марта. То есть мы видим, что скорость подачи заявлений растет.

По состоянию на 7 апреля банками было рассмотрено 76 тыс. заявлений (это 71% от поступивших заявлений). Удовлетворено около 15% от рассмотренных заявлений (9 тыс. по потребительским кредитам, 2,5 тыс. по ипотечным), отказано в удовлетворении по 65 тыс. заявлений. Еще 31 тыс. заявлений находится в стадии рассмотрения. Вы можете видеть, что действительно пока большая доля отказов в реструктуризации этих кредитов. Но хотелось бы отметить, что текущая статистика в значительной степени отражает данные по реструктуризации до вступления в силу закона о льготном периоде по кредитам (что как раз объясняет вот такое существенное количество отказов по рассмотренным заявлениям граждан — 85%), то есть это отказы по тем программам, которые были разработаны непосредственно самими банками. Первые данные о рассмотрениях и об отсрочках платежей в рамках нового закона мы планируем получать уже на следующей неделе.

Мы будем очень внимательно анализировать не только абсолютные цифры по реструктурированным кредитам, но и соотношение между поступившими и удовлетворенными заявками. И если мы будем видеть, что банк почему-то менее лоялен к своим клиентам, чем другие банки, мы будем отдельно изучать причины этого и работать с банком. Нельзя дать людям сейчас потерять почву под ногами из-за кредитов, которые им временно затруднительно обслуживать из-за независящих от них негативных обстоятельств.

Перед тем как перейти к новым мерам, я хотела бы подчеркнуть два момента, которые касаются наших регуляторных послаблений.

Первое. Сейчас в основном регуляторные послабления введены до конца сентября. Но в зависимости от развития ситуации сроки действия регуляторных послаблений могут быть продлены. По мере нормализации ситуации мы будем готовить банки к их отмене. Выход из этих мер будет происходить плавно, финансовым организациям, не только банкам, будет дано достаточно времени для возвращения к нормальному режиму исполнения нормативов, и информация о сроке завершения действия послаблений будет сообщена заранее. Это очень беспокоило банки, мы с ними взаимодействуем, и еще раз хочу подчеркнуть, что выход из этих регуляторных послаблений будет происходить плавно.

Второе. Наши послабления касаются не только программ реструктуризации кредитов в соответствии с законом, но также и собственных программ реструктуризаций кредитов банками для компаний. Послабления распространяются на все кредиты МСП, выданные до 1 марта, вне зависимости от отраслей — пострадавших или не пострадавших. Наоборот, для пострадавших отраслей — аналогично, эти послабления в банковском регулировании распространяются для всех предприятий, вне зависимости от их размера.

Мы рассчитываем, что с учетом этих мер банки будут более гибкими по отношению к своим клиентам, что позволит клиентам легче пройти через этот кризис. В результате у самих банков будет меньше проблемных кредитов в будущем. Иными словами, реструктуризация займов в данном случае является не способом скрыть существующие проблемы, а инструментом поддержки заемщиков и снижения кредитного риска для банков и снижения в будущем проблемных кредитов.

Я перейду к новым мерам, которые мы приняли сегодня. Они касаются защиты интересов заемщиков и поддержки кредитования экономики.

Мы расширили перечень пострадавших отраслей, к которым применяются регуляторные послабления Банка России по неухудшению оценки качества ссуд и отсутствию требований по формированию дополнительных резервов.

В расширенный перечень вошли:

  • жилищное строительство (при условии, что на 1 марта 2020 года ссуды, предоставленные застройщикам, осуществляющим жилищное строительство, были классифицированы кредитной организацией в I или II категории качества, то есть стали проблемными именно из-за ситуации с коронавирусом, а не были хронически проблемными).

Далее в расширенный перечень вошли:

  • деятельность автовокзалов и автостанций;
  • вспомогательная деятельность, связанная с воздушным транспортом (это, в частности, аэропорты);
  • производство, торговля, ремонт и обслуживание автотранспорта;
  • бытовые услуги.

Также мы распространяем меры поддержки на лизинговую отрасль. Банки могут не ухудшать оценку качества реструктурируемого долга тех лизинговых компаний, которые сами в свою очередь реструктурировали платежи своих клиентов, чье финансовое положение ухудшилось из-за эпидемии. То есть, если лизинг идет навстречу своим клиентам, банк сможет пойти навстречу лизингу.

Также мы до конца сентября позволили банкам не переоценивать стоимость залога I и II категории по выданным кредитам и ориентироваться на стоимость залога на начало этого года. Мы видим, как сейчас цены на разные активы колеблются, это касается и оценки залогов. Оценка залогов падает, цены на эти активы падают, и мы не хотим, чтобы банки требовали от заемщиков довнесения залогов. Мы не хотели бы, чтобы временное падение стоимости активов отражалось на требованиях банков к заемщикам, которым и так тяжело.

И я уже говорила, что мы предоставляем регуляторные послабления банкам именно для того, чтобы они могли поддержать своих клиентов. Мы рекомендовали банкам перенести решение о выплате дивидендов на осень, потому что нужно время оценить, как ситуация у заемщиков скажется на возможности банков заплатить дивиденды, сколько капитала банкам потребуется. Если банки пользуются нашими регуляторными послаблениями, мы считаем, что они должны выполнить нашу рекомендацию о переносе решения о дивидендах на более поздний срок. Та же логика должна распространяться на другие финансовые организации.

Далее меры по поддержке страховых компаний и НПФ. Наши меры направлены на то, чтобы дать возможность страховщикам и пенсионным фондам более гибко и эффективно управлять своими активами и расширить возможности по привлечению финансирования.

Так, мы приняли решение дать возможность до 30 сентября не выполнять требования по максимальной доле корпоративных ценных бумаг для инвестирования страховых резервов и собственных средств страховщика.

Мы также разрешили УК ВЭБ и частным управляющим компаниям не переоценивать стоимость ценных бумаг, приобретенных до 1 марта, а долговые ценные бумаги, приобретенные с 1 марта по 30 сентября 2020 года, отражать по справедливой стоимости на дату приобретения. Эта мера охватывает активы объемом более 1,3 трлн рублей, аналогичные меры распространяются на портфели закрытых паевых фондов для квалифицированных инвесторов (объем этих портфелей более 1,2 трлн рублей).

Помимо возможности не переоценивать ценные бумаги по рыночной стоимости, мы даем НПФ право при проведении стресс-тестов не переоценивать активы, приобретенные после 1 марта 2020 года, и для активов, приобретенных с 1 марта по 30 сентября, отражать их по справедливой стоимости на дату приобретения.

Отмечу также, что сейчас для стресс-тестов мы рекомендуем НПФ использовать опубликованный в прошлом сентябре сценарий. Новый, который учтет кардинальное изменение ситуации, мы еще готовим и выпустим в ближайшие месяцы.

 Мы также расширяем возможности предоставления дистанционных услуг, чтобы люди не выходили из дома и чтобы финансовые организации не выводили на работу дополнительных сотрудников. Чтобы не тормозить проведение сделок по приобретению жилья в ипотеку, а они требовали личного участия заемщика, мы временно смягчаем для банков требования по идентификации клиентов. И банки смогут проводить ипотечные сделки удаленно.

Дополнительные меры по сокращению личного взаимодействия мы вводим и для микрофинасовых институтов. Мы рекомендуем им ограничить очную работу с заемщиками в том числе при взыскании просроченной задолженности, а также меньше использовать наличные деньги.

Для микрофинансовых организаций будет перенесен на 15 мая срок предоставления отчетности, которая должна была быть предоставлена с 30 марта по 5 мая.

Также Банк России рекомендует СРО учитывать все временные регуляторные и надзорные меры и перенести на более поздний период контрольные мероприятия по отношению к своим членам.

Детально все новые меры описаны в пресс-релизе, который будет сегодня опубликован на сайте Банка России.

Теперь я приступлю к ответам на ваши вопросы.

Сессия вопросов и ответов для СМИ

ВОПРОС (агентство Интерфакс):

Прогнозирует ли Центральный банк снижение обслуживания кредитов компаниями и гражданами и ухудшение качества кредитного портфеля банков? Будет ли такой же масштаб, как и в предыдущие кризисы? Не ожидает ли ЦБ в этом или в следующем году у российских банков проблем с достаточностью капитала и не планирует ли Центральный банк дать послабления банкам, например, снизить надбавки за системную значимость?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Конечно, такая ситуация не может пройти без того, чтобы не отразиться на балансах банков. И мы действительно ожидаем некоторое ухудшение качества обслуживания кредитов и компаниями, и гражданами, особенно теми, кто работает в наиболее пострадавших отраслях. Но те кредитные каникулы, которые сейчас рассматриваются, они позволяют пройти через этот кризис легче, снизить долю проблемных кредитов в будущем.

Прогнозировать, какая доля кредитов окажется проблемной, достаточно сложно. Это зависит от того, на сколько будут продлены ограничительные меры, насколько быстро смогут предприятия восстанавливаться, насколько эффективными будут меры поддержки. Но вот те послабления, которые мы вводим, — еще раз хочу подчеркнуть — мы их вводим как раз не для того, чтобы дать банкам скрывать реальное качество кредитов и активов. Это реальное качество выявится только через некоторое время. А такие отсрочки и кредитные каникулы позволят заемщикам легче перейти через эту ситуацию, вернуться к нормальной жизни, а значит, уменьшить объем проблемных активов на балансе банков.

И был вопрос про послабления по разным буферам, в том числе по надбавкам на достаточность капитала за системную значимость. Мы не видим сейчас проблем с достаточностью капитала. Действительно, за период оздоровления банковской системы капитал у банковской системы сформирован достаточно серьезный и есть буферы. Но, если будет необходимость, мы, конечно, будем рассматривать в дальнейшем, возможно, и другие регуляторные послабления. Ситуация быстро меняется, и мы здесь готовы быть гибкими и оперативными, чтобы помочь и нашей финансовой системе и чтобы финансовая система помогла экономике.

ВОПРОС (газета «Коммерсантъ»):

Наблюдают ли в Банке России в последнюю неделю рост неплатежей по контрактам в экономике в целом? Каковы масштабы и динамика?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Такого роста неплатежей мы пока не наблюдаем, мы будем отслеживать эту ситуацию. Чтобы такие неплатежи не возникали, как раз и нужна реструктуризация. Банки с клиентами должны действовать в соответствии с законом и по своим программам, для того чтобы все было упорядочено, чтобы дать возможность и передышку клиентам. А мы, со своей стороны, будем давать возможность банкам адаптироваться к той ситуации, когда клиенты банков выполняют свои платежи позже.

Но в целом по контрактам, если говорить не только по отношению к банкам, такой пока динамики не видим. Будем отслеживать, и надеюсь, что те меры, которые принимаем прежде всего мы, и те меры, которые принимает Правительство, позволят избежать таких проблем.

ВОПРОС (агентство Bloomberg):

Насколько вероятно снижение ставки уже на ближайшем заседании, учитывая, что, по оценке Минэкономразвития, в апреле ожидается исчерпание эффекта переноса курса рубля и нормализация инфляции?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Что касается переноса курса рубля (в инфляцию. — Ред.), он обычно занимает бОльший период времени — обычно 3–6 месяцев. Поэтому говорить о том, что все эффекты ослабления рубля уже исчерпаны, наверное, преждевременно. Тем не менее мы видим, что сейчас темпы роста цен и в марте, и в начале апреля — они соответствуют нашим ожиданиям и соответствуют не только по темпам, но и оценке характера этой инфляции. Мы видим, что она будет иметь краткосрочный эффект, а на среднесрочном горизонте будут превалировать дезинфляционные факторы, и эти факторы, безусловно, мы будем учитывать. Но, конечно, при принятии решения по ставке мы сейчас учитываем вопросы и финансовой стабильности. Поэтому мы весь этот баланс рисков учтем. И вариант снижения ставки будет одним из рассматриваемых на следующем заседании Совета директоров.

ВОПРОС (РИА Новости):

По вашим ожиданиям, при одобрении сделки ОПЕК+ в ее текущем виде вокруг какого уровня могут стабилизироваться цены на нефть и какое влияние это окажет на российскую экономику?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы действительно видим, что на рынке нефти сложился избыток запасов нефти в силу двух факторов, и мы уже об этом говорили: резкого снижения спроса в результате замедления мировой экономики и распространения коронавирусной инфекции и существенного роста предложения. Любое соглашение, какое бы оно ни было — многое зависит, конечно, от объемов, — окажет стабилизирующий эффект на нефтяные цены. Мы ожидаем, что оно предотвратит дальнейшее падение цен на нефть, но рост цен во многом будет связан с восстановлением мировой экономики. Во многом будет зависеть от того, как будут сниматься ограничительные меры в разного рода странах и как будут восстанавливаться и работать факторы спроса на нефть.

ВОПРОС (агентство ТАСС):

Президент поручил кабмину и Банку России представить предложения по расширению мер кредитных каникул. Как ЦБ планирует расширить этот механизм?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы вместе с Правительством работаем для того, чтобы расширить пороги этих кредитных каникул, этого механизма. И мы видим, я уже сегодня цифры называла, что кредитные каникулы в этих условиях, условиях падения доходов, очень востребованы со стороны граждан и малого бизнеса. Будем дальше отслеживать ситуацию и делать свои предложения, если это будет необходимо.

ВОПРОС (агентство Reuters):

Какую сумму Центральный банк оставит себе от продажи Сбербанка? И когда перечислит остальное в бюджет, нуждающийся в доходах в данный момент? А также могут ли возобновиться дискуссии о пересмотре цены отсечения в бюджетном правиле?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы оставим ровно столько, сколько полагается по закону. В законе предусмотрены эти цифры, перечисление в бюджет также будет осуществляться в соответствии с законодательством. Мы по закону, напомню, зачисляем в собственный доход 300 млрд рублей, еще 200 млрд рублей сможем использовать на покрытие своих убытков от продажи санированных банков через УК ФКБС. Срок перечисления в бюджет, в соответствии с законодательством, будет определять Правительство.

Что касается дискуссий о пересмотре цены отсечения в бюджетном правиле, я думаю, что сейчас они неактуальны в условиях, когда цены (на нефть. — Ред.) находятся ниже цены отсечения.

ВОПРОС (издание «Банки.ру»):

Банки уже начали повышать ставки по ипотеке. Насколько долгосрочным может стать этот тренд и на каком уровне, по вашему мнению, ипотечные ставки нащупают «потолок»?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Мы не видим пока массового повышения ипотечных ставок, как и ставок по кредитам. Да, действительно, некоторые банки заявляют об этом. Мы ключевую ставку сохранили неизменной, однако, безусловно, банки при выдаче кредитов учитывают и кредитные риски. Но мы не думаем, что, даже если будет повышение ипотечных ставок, это будет долгосрочной тенденцией.

Все-таки, если говорить о среднесрочной перспективе, то после того, как мы выйдем из этого сложного периода, связанного с пандемией, ипотека будет продолжать развиваться, ставки будут более доступными. Ипотечное кредитование — это среднесрочное и долгосрочное, очень перспективное направление. И мы видим, что будет расти спрос на ипотеку. В этот период действительно очень важно поддержать и ипотечное кредитование.

Спрос на ипотеку тем не менее есть и даже некоторое время назад был повышенным. Поэтому мы ввели дистанционные механизмы получения ипотечных кредитов, чтобы людям было удобнее. И ввели, кстати, жилищное строительство в перечень пострадавших секторов, чтобы банки охотнее реструктурировали кредиты этому сектору. Важно в этих условиях поддержать и застройщиков.

ВОПРОС (газета «Известия»):

На этой неделе вы предупредили банки, что ЦБ мониторит ситуацию. Если банки будут использовать регуляторные послабления не для поддержки населения и бизнеса, а для увеличения прибыли и выплат акционерам, то ЦБ вернет регуляторные требования. Много ли жалоб поступило от заемщиков в отказах в каникулах по формальным признакам, хотя по закону должны предоставлять отсрочку?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Вы знаете, что регуляторные послабления действуют для всех или не действуют ни для кого. Эти регуляторные послабления связаны прежде всего с тем, что высвобождается капитал, высвобождаются буферы и мы хотели бы, чтобы эти действия приводили именно к росту и поддержке кредитования, а не к защите банковских прибылей и разного рода выплат. Если мы увидим, что этого не происходит, это значит, что регуляторные меры работают не по назначению и мы будем их пересматривать, чтобы банки просто держали более высокие требования по капиталу.

Что касается части вопроса — много ли жалоб поступило от заемщиков в отказах от каникул по формальным признакам по закону, — мы эту статистику только начинаем собирать. То, о чем я говорила, об отказах по реструктуризации — это в основном были отказы по собственным программам банков. Пока по закону рассмотрено очень мало заявлений, в основном сроки (рассмотрения. — Ред.) будут на следующей неделе, и мы, конечно, на следующей пресс-конференции расскажем об этом. Хочу заверить, что процесс рассмотрения заявлений по реструктуризации кредитов находится в фокусе нашего внимания. Это приоритет нашего мониторинга банковской деятельности сейчас.

ВОПРОС (агентство «Фонтанка.ру»):

Какая часть заемщиков подпадает под критерии Правительства по предоставлению льготных кредитных каникул? Планка в 1,5 млн рублей по ипотеке, 600 тыс. рублей по автокредиту и 100 тыс. рублей по кредитке кажется довольно низкой. По какому принципу определялись эти критерии и насколько они, на ваш взгляд, соответствуют духу высказанного Владимиром Путиным обещания о помощи закредитованным гражданам?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Вопрос об установлении порогов отнесен к компетенции Правительства. После выхода постановления мы провели анализ, посчитали, сколько людей подпадает под эти кредитные каникулы. По ипотеке это было меньше половины, поэтому, я думаю, и будут пересматриваться эти пороги.

Хочу также напомнить, что помимо нового закона, у нас продолжает действовать закон с обычными ипотечными каникулами. Там предел по реструктуризации установлен на уровне 15 млн рублей, и значительная часть кредитов подпадает под возможность такой реструктуризации. Правда, там несколько другие критерии, связанные с падением доходов в течение более длительного периода времени и также с анализом того, что в ближайшие шесть месяцев выплаты кредитов могут составить больше определенной доли дохода гражданина. Но тем не менее этот инструмент действует. Можно пользоваться и новыми инструментами, и предыдущими инструментами.

ВОПРОС (из соцсетей):

Почему в нерабочий период, объявленный до 30 апреля, выплаты по кредитам автоматически не переносятся на конец этого срока? Ранее было другое решение, что изменилось?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Действительно, мы видим вопросы на эту тему. Что я бы хотела сказать: месяц — это уже длинный период, и должны быть защищены и права вкладчиков, и права заемщиков. Для того, чтобы их защитить, мы приняли такое решение. Другое решение создавало бы существенные проблемы для финансовой системы, для ее клиентов.

Но для тех заемщиков, которые реально сейчас не могут платить по своим кредитам, как раз для них сделана программа кредитных каникул, чтобы они могли воспользоваться льготным периодом.

ВОПРОС (газета «Ведомости»):

Вы сказали, что, если будете видеть, что банк при работе с заемщиком по госпрограмме кредитных каникул менее лоялен к клиенту, чем другие банки, вы будете с этим банком работать. Как именно Центральный банк будет работать?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Речь не идет только о том, что мы будем применять какие-то надзорные меры или репрессивные меры, но если будут нарушены права потребителей, а именно права заемщиков, которые установлены законом, их право на кредитные каникулы, — конечно, мы будем включать все наши инструменты, в том числе и поведенческого надзора. Кроме того, мы хотим понять причины, по которым банки будут отказывать. И если что-то надо подкорректировать в программах, будем  это предлагать, чтобы заемщики максимально могли воспользоваться этими программами для того, чтобы решить свои проблемы.

ВОПРОС (агентство Reuters):

При каких условиях Центральный банк может пойти на смягчение регулирования, аналогичное тому, что делал ЕЦБ и другие регуляторы? То есть возможны ли такие меры, как временная отмена надбавки к капиталу за системную значимость или введение отрицательной антициклической надбавки, смягчение подхода к резервированию по всем кредитам, снижение нормативов ликвидности?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Во-первых, мы, безусловно, анализируем весь зарубежный опыт, по всем странам. Хочу сказать, что универсальных рецептов нет. Все страны принимают свой комплекс мер в зависимости от того, как складывается ситуация. Хотя часть мер повторяется, потому что и перечень пострадавших отраслей широкий, и перечень инструментов и буферов тоже очень похожий.

Поэтому мы внимательно смотрим за этой ситуацией и готовы применять и дальше смягчение в зависимости от того, что будет важным на том или ином этапе. Вы, например, знаете, что мы распустили буферы по ипотеке. Это была макропруденциальная надбавка — для того чтобы поддержать ипотечное кредитование, готовы и дальше смотреть. Но хотела бы сказать, что сейчас пока не видим никаких проблем с капиталом, ни с ликвидностью. Если ситуация будет развиваться (она может развиваться по разным сценариям), мы готовы задействовать и дальше регуляторные послабления.

ВОПРОС (газета «Челябинский обзор»):

В связи с пандемией коронавируса в продуктовых магазинах наблюдается всплеск уровня цен на некоторые товары и продукты. Особенно на имбирь и лимоны. Скажется ли в итоге рост цен на отдельные виды продовольствия на уровне инфляции?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Действительно, хотя в целом уровень инфляции, если мерить в годовом выражении, не очень большой, но если мерить в недельном выражении, он чуть-чуть больше, выше траектории 4%, но это средний уровень инфляции. Мы видим, что в данных условиях есть повышенный рост цен на товары, скажем так, повышенного спроса. Мы видим, что имбирь и лимоны действительно пользуются высоким спросом. Кроме того, это в основном импортируемые товары. При этом имбирь не входит в расчет потребительской корзины, Росстат не учитывает его в индексе инфляции, доля его в потребительской корзине не очень высокая. Доля лимонов тоже не очень высокая, вклад в общий объем инфляции не очень большой. Но, конечно, ситуация с повышенным темпом роста цен на эти виды товаров остается, тем не менее мы видим, что начинает расти и импорт, в том числе имбиря, например, из Китая, где экономика восстанавливается. И мы исходим из того, что постепенно и повышенный спрос будет уменьшаться, и здесь не будет возникать дефицита товаров.

ВОПРОС (журнал Forbes):

Какой позиции придерживается Банк России в вопросе введения режима ЧС или ЧП в связи с распространением вируса? Не считаете ли вы, что введение более строгого режима позволило бы не нагружать бизнес, в том числе не увеличивать его кредитную нагрузку?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Введение режима должно прежде всего исходить из необходимости защиты жизни и здоровья людей. И мы будем учитывать те решения, которые будут приниматься по введению того или иного режима. И от того, какой режим будет приниматься, будет зависеть и характер работы финансовых организаций, с тем чтобы они выполняли максимум своих функций. Безусловно, в зависимости от этого будут приниматься меры по поддержке финансовых институтов, послаблениях для финансовых институтов и поддержке заемщиков. Здесь, на мой взгляд, должна быть очень гибкая система, и, безусловно, вопросы здоровья и жизни — они стоят на первом плане.

ВОПРОС (газета «РБК»):

Экономисты все чаще предупреждают о рецессии в России в 2020 году. Вы раньше говорили, что годовые темпы роста все-таки останутся в положительной зоне. С учетом развития ситуации пересматривал ли ЦБ свой прогноз?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Я уже на прошлой неделе говорила, что, по нашей оценке — и это оценка, это еще пока не прогноз, — ВВП в этом году будет в отрицательной зоне. Мы действительно уточнили свои оценки по сравнению с предыдущими в силу того, что ситуация очень динамично развивается, и мы видим, что в этом году будут, к сожалению, отрицательные темпы экономического роста.

Но при этом, если говорить о рецессии — это обычно два квартала отрицательных темпов роста, — мы в качестве такого базового предположения исходим из того, что основной отрицательный эффект будет во втором квартале, а третий квартал по отношению ко второму будет уже лучше и будет «плюсовым» по отношению ко второму кварталу, поэтому, может быть, рецессии нам удастся избежать. И хотела бы подчеркнуть, что мы в ближайшее время будем проводить глубокий анализ и кардинально — скорее всего, кардинально — пересматривать наш прогноз, пока это только оценки.

ВОПРОС (Rambler News Service):

Некоторые банки ограничили выдачу новых кредитов работникам из наиболее пострадавших от коронавируса отраслей. Считает ли Банк России такие меры правильными в текущей ситуации и собирается ли что-то предпринять?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Пока банки отрицают такой подход, и мы рассчитываем, что такого происходить не будет. Безусловно, банки оценивают кредитоспособность заемщиков, много факторов, которые влияют на кредитоспособность заемщиков. Но мы будем внимательно смотреть, чтобы здесь не было нарушения интересов и прав клиентов банков.

ВОПРОС (агентство ТАСС):

Минпромторг предложил снизить комиссии по эквайрингу для всей розничной торговли. Целесообразно ли это по мнению Центрального банка?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Тема комиссий по эквайрингу — она уже такая давнишняя, споры идут давно, и мы проводили на нашей площадке дискуссии и с банками, и с платежными системами, и с торгово-розничной сетью. Я много раз говорила, что здесь есть плюсы и минусы. Эквайринговые тарифы позволяют банкам продвигать, стимулировать безналичные платежи, но, безусловно, в ряде случаев по ряду секторов тарифы были очень высокими. Поэтому были договоренности о том, чтобы установить пониженные тарифы на социально значимые товары, крупные некоторые сделки, для аптек и так далее. Но при этом мы инициировали внесение изменений в законодательство, для того чтобы у Центрального банка в случае необходимости было право устанавливать предельный уровень тарифов. И мы сейчас воспользовались этим правилом именно для онлайн-торговли.

Подчеркну, что мы считаем это принципиально важным, чтобы люди как можно меньше выходили на улицу и больше были дома и могли покупать товары необходимые, оплачивать и услуги какие-то. И поэтому это сейчас становится жизненно важным, и мы воспользовались своим правилом для того, чтобы этот предел установить. Дальше будем смотреть, как будет развиваться ситуация, вопрос не закрыт, вопрос открыт, будем обсуждать со всеми участниками этого процесса.

ВОПРОС (из соцсетей):

Почему не принято решение о продлении страховых полисов по ОСАГО, каско, имуществу? Как люди должны делать пролонгацию своих договоров? Примите решение о продлении подлежащих пролонгации в апреле—мае—июне договоров до 1 июля?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Во-первых, я хотела сказать, что мы уже несколько лет развиваем электронные полисы, продвигали изменения в законодательство, чтобы развивались онлайновые покупки и продажи, поэтому сейчас большинство страховых компаний уже предоставляют возможность продлевать договоры онлайн. Те, которые еще не успели это сделать, мы провели с ними работу, опросы, они готовы будут предоставить такую возможность онлайн-продления договоров буквально в ближайшее время. И кстати, можно не только продлить, но и заключать договоры онлайн. А вот те вещи, которые связаны именно с посещением, — диагностические карты, техосмотр — мы разрешили продлевать договоры без таких карт.

ВОПРОС (агентство Reuters):

Почему ЦБ прекратил покупки золота на внутреннем рынке? Связано ли это с тем, что валюта нужна для интервенций на валютном рынке? Когда возобновит Центральный банк покупку золота у банков, раз экспорт фактически оказался закрытым?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Прекращение покупки никак не связано с тем, что валюта нужна для интервенций. Я напомню, что золото мы покупаем за рубли. Мы раньше дисконтами, еще до того, как сами приостановили покупки золота, стимулировали выходить наши компании на экспорт, мировой рынок здесь достаточно развитый. Я не готова сказать, что экспорт фактически закрыт. Да, есть сложности, да, нам банки говорят о том, что из-за транспортных, логистических проблем тяжелее вывозить золото. Но тем не менее пока экспорт продолжался. Но проблемы с этим возникают.

Мы сейчас работаем с банками, в том числе для того, чтобы была возможность использовать хранилища. Есть возможность заключать эти договоры. И тем не менее мы исходим из того, что это будет временное явление. Когда возобновит ЦБ покупку золота? Вы знаете, что мы не комментируем свои будущие действия по золотовалютным резервам.

ВОПРОС (агентство Интерфакс):

Не видит ли пока Центральный банк угрозы стабильности для начала валютных интервенций? Достаточно ли для ее поддержания тех операций по продаже валюты, которые ЦБ проводит в рамках бюджетного правила и сделки по продаже Сбербанка?

Э.С. НАБИУЛЛИНА:

Никаких угроз финансовой стабильности для того, чтобы начинать валютные интервенции, мы сейчас не видим. Безусловно, ситуацию все время отслеживаем, мониторим. И хочу еще раз напомнить, что у нас есть весь перечень необходимых инструментов для того, чтобы обеспечить финансовую стабильность для нашей экономики.

Коллеги, большое спасибо за ваше внимание, за ваши вопросы! Увидимся через неделю. Главное — будьте здоровы!