• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Макропруденциальное стресс-тестирование

Стресс-тесты проводятся на базе сценарного анализа с использованием макромоделирования. Также проводится оценка чувствительности, в том числе к риску ликвидности и риску концентрации кредитования на отдельных отраслях экономики.

В макромодели, оценивающей влияние экономических факторов на банковский сектор при помощи ряда регрессивных уравнений, используются следующие параметры: ВВП, курс рубля к иностранным валютам, инфляция, реальные располагаемые доходы населения, инвестиции в основной капитал, цена на нефть. Риски оцениваются на горизонте в один год. Рассчитываются потери по кредитному, рыночному риску, дефицит капитала банков.

С 2018 года НПФ будут обязаны проводить стресс-тестирование bottom-up, в 2017 году Банк России опубликовал параметры стресс-тестов и предложил рынку провести пробное тестирование. Также в последние годы проводилось развитие отдельных элементов секторального стресс-теста для целей финансовой стабильности. В обзорах финансовой стабильности были опубликованы результаты стресс-тестирования рынка ипотечного кредитования и процентного риска банков, а также рисков страховых организаций и НПФ.

МВФ по итогам проведенной в 2016 года FSAP рекомендовал Банку России разработать макропруденциальный стресс-тест для финансового сектора с использованием макросценариев.

В 2017 году Департамент финансовой стабильности Банка России опубликовал для консультаций концепцию макропруденциального стресс-теста. Этот стресс-тест будет осуществляться централизованно (top-down) с использованием имеющейся отчетности финансовых организаций и будет дополнять надзорные стресс-тесты. В апреле 2017 года была создана междепартаментская рабочая группа по стресс-тестированию, которая последовательно рассматривает и утверждает элементы методики.

Макропруденциальный стресс-тест будет иметь ряд отличий от стресс-тестов, реализованных Банком России ранее:

  1. Объектами стресс-тестирования являются не только кредитные организации, но также НПФ и системно значимые страховые организации. Хотя на российском рынке по‑прежнему более 90% активов финансовой системы приходится на банки, некредитные финансовые организации также включены в периметр стресс-тестирования, поскольку НПФ и страховые компании осуществляют уникальные функции для потребителей, поэтому их финансовая неустойчивость гипотетически может привести к осложнению доступа населения к финансовым услугам (например, ОСАГО), вызвать негативные социальные эффекты. В соответствии с Указанием Банка России от 04.07.2016 № 4060‑У «О требованиях к организации системы управления рисками негосударственного пенсионного фонда» НПФ должен проводить стресс-тестирование на предмет достаточности активов для исполнения своих обязательств. С 01.07.2018 размер активов фонда признается достаточным для исполнения его обязательств в случае выявления достаточности активов не менее чем в 35% проведенных испытаний по методу Монте-Карло в каждом сценарии (для пенсионных накоплений, далее — ПН), с 01.01.2019 — не менее чем в 50% (для ПН), с 01.07.2019 — не менее чем в 75% (для ПН).
  2. Стресс-тестирование проводится в отношении крупнейших финансовых групп, на которые в целом приходится более 80% активов финансовой системы. Рассмотрение объектов стресс-тестирования на групповой основе позволяет учесть взаимосвязи внутри групп — как возможную поддержку аффилированных организаций, так и «эффекты заражения».
  3. Стресс-тестирование рассчитывается на пяти временных горизонтах, которые соответствуют временному развитию шока. В двухдневном стресс-тесте оценивается рыночный риск (рассматриваются денежный рынок, рынок внебиржевых деривативов и рынок с централизованным клирингом); на месячном интервале — рыночный риск и риск ликвидности; на трехмесячном — помимо упомянутых рисков, процентный риск; на горизонте год и два — в дополнение к ранее перечисленным рискам оценивается кредитный риск, а также страховой риск у страховых организаций. Расчет рисков на нескольких временных интервалах позволяет использовать результаты стресс-тестирования для планирования возможных антикризисных мер.
  4. Стресс-тест в явном виде оценивает уровень взаимосвязанности в финансовом секторе, что является важным фактором при анализе системных рисков. Для оценки рисков заражения между группами формируется матрица взаимных позиций всех объектов макропруденциального стресс-тестирования друг против друга. Указанная матрица строится в разрезе ключевых финансовых инструментов, которыми представлены активы и обязательства финансовых организаций (инструменты денежного рынка, фондового рынка, а также рынка деривативов). На каждом временном горизонте определяются участники, испытывающие проблемы, и, исходя из их связей в матрице, рассчитываются «эффекты заражения» (потери связанных с ними участников). Это дает возможность проводить анализ взаимосвязанности в финансовом секторе, в том числе в стрессовых условиях.
  5. Методика оценки кредитного риска предполагает включение в периметр стресс-тестирования не только финансовых посредников, но также их заемщиков — нефинансовые организации. При стресс-тестировании кредитного риска банков используется форма «Сведения о ссудах, предоставленных юридическим лицам», включающая операционную информацию по всем видам требований к юридическим лицам (с 2016 года), и база данных Росстата по финансовой отчетности компаний. Разработаны модели, которые связывают макропоказатели с финансовыми показателями компаний, и модели, связывающие финансовые показатели компаний с кредитным качеством ссуд. Такой подход позволяет более корректно оценивать кредитный риск, поскольку для каждого банка рассматривается именно его кредитный портфель, учитывается отраслевая специфика. Полученные оценки кредитного риска нефинансовых организаций также являются входными параметрами при анализе рыночного риска участников стресс-теста — в частности, определяют кредитные спреды по облигациям.
  6. Методика стресс-тестирования по другим видам риска также предполагает использование максимально детальной информации — как из надзорных форм, так и из опросов финансовых организаций. Например, при стресс-тестировании рыночного риска используется информация в разрезе отдельных сделок и ценных бумаг от депозитариев, надзорной формы «Отчет по ценным бумагам», торгового репозитария. При оценке процентного риска используется информация о чувствительности процентных ставок на разных сроках, полученная из опросов крупнейших кредитных организаций.
В опубликованном в октябре 2018 года Проекте «Основных направлениях развития финансового рынка на 2019–2021 годы» упомянуты следующие направления развития инструментария макропруденциального стресс-тестирования:
  1. Оценка эффектов обратной связи между экономикой и финансовым сектором

    Как уже было отмечено, данная оценка является важным атрибутом макропруденциального стресс-тестирования. В настоящее время обратные эффекты не оцениваются в ходе стресс-теста. Для реализации данного направления следует произвести оценку делевереджа, сжатия баланса финансовых организаций и ухудшения индикаторов финансовых рынков. Агрегированная динамика ключевых финансовых переменных (кредиты, индексы и процентные ставки) рассматривается в качестве фактора в макрофинансовой модели и вспомогательных моделях, на основе которых рассчитываются новые значения макроэкономических шоков. В качестве таких вспомогательных моделей могут использоваться системы одновременных уравнений связи между макроэкономическими и финансовыми переменными. Оценка вторичных эффектов производится посредством повторения всего цикла стресс-тестирования с учетом новых значений макрофинансовых параметров.

  2. Расширение периметра объектов макропруденциального стресс-тестирования

    Помимо страховых компаний и НПФ, важную роль на финансовом рынке играют профессиональные участники рынка ценных бумаг (брокеры-дилеры), однако, подробная отчетность по ним (в соответствии с единым планом счетов для некредитных финансовых организаций) собирается только с 1 января 2018 года. На следующем этапе целесообразно включить в периметр стресс-теста лизинговые компании. Также планируется включение в периметр крупнейших институтов развития — Внешэкономбанка и ДОМ.РФ, мониторинг которых осуществляется межведомственной рабочей группой по поручению Национального совета по обеспечению финансовой стабильности.

  3. Учет эффекта «горячих продаж» в рамках оценки рыночного риска

    В настоящее время эти эффекты отчасти учитываются в предположении о снижении цен во время стресса, однако в реальности «горячие продажи» могут приводить к существенному усилению шока. «Горячие продажи» могут стать каналом, по которому распространяются шоки не только от банков, но и со стороны НПФ, профессиональных участников финансового рынка.

  4. Рассмотрение рисков заемщиков — нефинансовых компаний на групповой основе

    Анализ кредитного риска может быть усовершенствован, если заемщиков рассматривать не индивидуально, а с учетом их принадлежности к финансово-промышленным группам. Для более точной оценки кредитных рисков могут быть использованы результаты проводимого анализа крупнейших нефинансовых компаний. Анализ заемщиков на групповой основе позволит также более корректно оценить взаимосвязанность между объектами стресс-теста и, соответственно, «эффекты заражения» (например, когда банк выдает кредит компании, которая входит в одну финансово-промышленную группу с НПФ).

    Как было отмечено выше, макропруденциальный стресс-тест является важным инструментом выявления системных рисков, а также реализации макропруденциальной политики. Результаты стресс-тестирования могут быть полезны при калибровке антициклической надбавки к нормативам достаточности капитала и других макропруденциальных инструментов, разрабатываемых Банком России.

    В частности, в рамках нового механизма макропруденциального регулирования в целях снижения долларизации и рисков, связанных с валютным кредитованием, с 8 октября 2018 года Банк России установил повышенные коэффициенты риска по отдельным видам кредитов (см. Указание Банка России от 31.08.2018 № 4892-У «О видах активов, характеристиках видов активов, к которым устанавливаются надбавки к коэффициентам риска, и методике применения к указанным видам активов надбавок в целях расчета кредитными организациями нормативов достаточности капитала»), в том числе — по валютным кредитам юридическим лицам, не имеющим достаточной валютной выручки. Дальнейшее развитие стресс-тестирования, в частности, построение модели кредитного риска, учитывающей валютную структуру выручки и долга компаний-заемщиков, позволило бы оценить достаточность установленных коэффициентов риска по валютным кредитам для сохранения устойчивости банков-кредиторов в случае стресса.

    Другой инструмент макропруденциальной политики Банка России, используемый с 2013 года, — дифференцированные коэффициенты риска (надбавки к коэффициентам риска) по необеспеченным потребительским кредитам в зависимости от величины полной стоимости кредита. Банк России разрабатывает новый подход к ограничению системных рисков на этом рынке с использованием показателя долговой нагрузки заемщика.

    В октябре 2018 года Банк России опубликовал Проект Указаний по расчету показателя долговой нагрузки микрофинансовыми организациями (см. Пресс-релиз). Когда будет определен порядок расчета PTI для банков и будет собрана соответствующая статистика по портфелям банков и других организаций, можно будет разработать модель, связывающую PTI и уровень кредитных рисков. При проведении стресс-тестирования с помощью макрофинансовой модели будут рассчитаны доход и уровень долговой нагрузки заемщиков в условиях стрессового сценария, а с помощью данной специальной модели — потери банков от реализации кредитного риска. Стресс-тестирование даст возможность определить, каковы должны быть целевые коэффициенты риска, чтобы банки могли сохранять устойчивость в случае реализации серьезного, но вероятного шока.

    Таким образом, развитие инструментария стресс-тестирования будет способствовать повышению эффективности макропруденциальной политики Банка России.

Страница была полезной?
Последнее обновление страницы: 19.03.2020