• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Особенности проведения антикризисной политики в «ковидной» экономике

Главной задачей Банка России в условиях пандемии коронавируса, начавшейся в марте 2020 года, было проведение антикризисной политики, направленной на стабилизацию рынков и поддержку экономики и населения. На разных этапах развития ситуации использовались комбинации мер денежно-кредитной и макропруденциальной политики, предоставление ликвидности, операции на валютном рынке и регуляторные послабления. Часть мер реализовывалась в тесной координации с Правительством и Федеральным Собранием Российской Федерации, которое постоянно поддерживало эти шаги на законодательном уровне.

Распространение пандемии практически на все страны мира, повсеместное объявление ограничительных мер привели к панике на рынках в феврале-марте 2020 года и падению мирового ВВП на 6,2% в II квартале к преды­дущему кварталу. В этих условиях правительства и центральные банки мира экстренно вводили массированные меры поддержки экономики и населения, новые нестандартные инструменты для стабилизации рынков и поддержания финансовой стабильности. Во втором полугодии началось восстановление мировой экономики, но оно было неравномерным по странам и секторам в связи со второй волной эпидемии, а также разными темпами вакцинации и уровнями государственной поддержки в различных странах.

Ситуация в российской экономике и на российском финансовом рынке в целом следовала мировым трендам. Спад в II квартале составил 9,2% к преды­дущему кварталу, после чего началось достаточно активное восстановление в III квартале (рост на 6,1% относительно преды­дущего квартала). В IV квартале восстановление экономики продолжилось (0,8%), несмотря на вторую волну пандемии. Несколько более мягкое влияние пандемии на российскую экономику, чем на экономики некоторых других стран, объяснялось как объективными причинами (меньшей долей услуг в ВВП и гибкостью ограничительных мер по регионам), так и активными точечными действиями Правительства Российской Федерации и Банка России по поддержке экономики.

На первом этапе кризиса, в феврале-марте 2020 года, основной задачей была стабилизация ситуации на финансовом и валютном рынках. В ожидании ограничительных мер волатильность рынков подскочила во всех странах мира. В России ситуация усугубилась резким обвалом цен на нефть после развала преды­дущей сделки ОПЕК+ в начале марта 2020 года. Для стабилизации ситуации Банк России сначала остановил покупки валюты в рамках бюджетного правила, затем перешел к ее опережающим продажам, а потом за счет использования средств от сделки по продаже акций ПАО Сбербанк Правительству начал дополнительные продажи валюты, полностью компенсирующие для рынка выпадающую валютную выручку при цене на нефть ниже 25 долларов за баррель. То есть Банк России захеджировал рынок от падения цены нефти ниже 25 долларов за баррель.

Снижение резервных активов в результате продажи Банком России иностранной валюты на внутреннем рынке было компенсировано удорожанием золота и положительной курсовой переоценкой. Объем международных резервов Российской Федерации за 2020 год увеличился на 41,4 млрд долларов США, до 595,8 млрд долларов США (см. таб­лицу).

Международные резервы Российской Федерации

(млрд долларов США)

Для снижения влияния на балансы банков резкого роста волатильности валютного курса и цен активов банкам и другим финансовым компаниям была дана возможность до конца сентября не переоценивать стоимость активов и учитывать их по цене на 1 марта 2020 года. Подобные меры и раньше использовались на российском рынке. Они позволяют стабилизировать спрос финансовых компаний на ценные бумаги, а также снизить влияние волатильности на кредитную активность. Все это было дополнено мерами по поддержке ликвидности банков.

С учетом возросших краткосрочных инфляционных рисков на фоне ослабления руб­ля Банк России в марте принял решение на этом этапе приостановить смягчение денежно-кредитной политики. Однако сразу было понятно, что в случае подобных кризисов главный удар придется на малый бизнес. Поэтому Банк России создал временный льготный инструмент рефинансирования кредитов малому бизнесу по ставке 4% (позже — 2,25%) с лимитом 500 млрд руб­лей. В последующие месяцы в рамках этого лимита появилась возможность рефинансировать кредиты, выданные по государственным программам поддержки бизнеса. Эти программы работали как совместные проекты Правительства и Банка России.

В условиях жестких ограничительных мер, начавшихся в конце марта 2020 года, возникла необходимость дополнительно стимулировать банковский сектор для оказания поддержки населению и бизнесу. В этот период Банк России ввел в действие несколько пакетов антикризисных мер. Они способствовали реструктуризации кредитов и давали возможность банкам и другим финансовым институтам лучше приспособиться к дистанционной работе. Так, запуск программ кредитных каникул позволил избежать просрочек и испорченной кредитной истории значительному числу граждан и предпринимателей, столкнувшихся с временным снижением доходов из‑за введения ограничительных мер.

Кроме того, введены послабления в регулировании корпоративных действий. Так, в 2020 году были продлены сроки проведения годовых общих собраний акционеров и участников, разрешено их проведение в заочной форме. Были также увеличены сроки раскрытия информации и отчетности эмитентами. Публичные компании могли выкупать собственные акции на бирже для стабилизации рынка в условиях возросшей волатильности. Кроме того, было снято требование о снижении размера уставного капитала или ликвидации акционерного общества при снижении стоимости чистых активов.

В конце апреля стало понятно, что на фоне ограничительных мер и, соответственно, низкого спроса краткосрочные инфляционные риски быстро стабилизировались и начали преобладать дезинфляционные риски. Это дало возможность для агрессивного смягчения денежно-кредитной политики для поддержки экономики на этапе восстановления. Летом ключевая ставка достигла беспрецедентно низкого уровня — 4,25%. Процентные ставки по кредитам (в руб­лях нефинансовым организациям на срок свыше года) в декабре 2020 года снизились на 1,5 процентного пункта, до 6,8% годовых, а по руб­левым вкладам населения — на 1,4 процентного пункта, до 4,2% годовых.

Выход из жестких ограничительных мер и стабилизация рынков сделали неактуальными часть регуляторных послаблений, в частности связанных с возможностью не переоценивать стоимость активов на балансах банков. Эти послабления, как и было изначально объявлено, отменены 30 сентября. При этом в связи с необходимостью дальнейшей поддержки кредитования и реструктуризаций кредитов Банк России продлил действие некоторых регуляторных послаблений.

Особенностью российской ситуации стало то, что на фоне активного восстановления спроса достаточно быстро баланс рисков от дез­инфляционных стал смещаться к проинфляционным. Этому способствовали усилившееся на втором этапе пандемии ограничение предложения (рост издержек, нарушения в производственно-логистических цепочках и т. д.), рост мировых цен на зерно и другие продовольственные товары, новый раунд ослабления руб­ля под воздействием геополитических факторов и т. д. Банк России рассматривал эти факторы как временные, тем не менее остановил смягчение денежно-кредитной политики, так как на краткосрочном горизонте проинфляционные риски вновь стали преобладать. При этом денежно-кредитная политика оставалась достаточно мягкой, чтобы поддержать экономику во время второй эпидемической волны.

Осенний всплеск проинфляционных рисков, в отличие от весеннего, на фоне более низких ставок, большей открытости экономики и продолжения роста спроса оказал более существенное влияние на инфляционные ожидания. Это подстегнуло в том числе выход населения на фондовый рынок (инфляция начала расти, ставки по депозитам оставались низкими, люди искали более доходные инструменты). Возросли риски мисселинга, в связи с чем Банк России в декабре 2020 года рекомендовал участникам рынка не продавать сложные продукты неквалифицированным инвесторам из‑за высокого инвестиционного риска.

Скорость восстановления экономики в IV квартале оказалась выше ожиданий Банка России. По сути, вторая волна не остановила экономический рост, который продолжился и в I квартале 2021 года. Поступательное развитие экономики на фоне растущих инфляционных рисков определило необходимость начала перехода к нейтральной денежно-кредитной политике в конце I квартала 2021 года. Благодаря массированным мерам государственной поддержки кредитование в 2020 году росло быстрее, чем в преды­дущие кризисные эпизоды. Те виды кредитования (например, необеспеченное потребительское), которые сжимались в преды­дущие кризисные периоды, продолжили в 2020 году свой рост. Как результат, рост кредитования и экономики в IV квартале 2020 года и I квартале 2021 года создал базу для выхода из регуляторных послаблений согласно графику — до 1 июля 2021 года.

Подводя итоги 2020 года, стоит отметить, что он стал первым кризисным периодом в истории современной России, когда и Банк России, и Правительство смогли в полной мере проводить контрциклическую антикризисную политику, поддерживая экономику. Причиной этого стал не специфический характер кризиса, а достигнутая в преды­дущие годы макроэкономическая и финансовая стабильность, достаточное количество резервов в широком смысле. Со стороны Правительства — это низкий государственный долг и бюджетное правило. Со стороны Банка России — снижение инфляции до цели 4% и удержание ее на этом уровне в течение нескольких лет, проведение нейтральной денежно-кредитной политики и, как следствие, создание пространства для ее смягчения, достаточность золотовалютных резервов. Немаловажно, что результатом политики по освобождению банковского сектора от слабых игроков стало его укрепление и наличие у него запаса капитала для принятия рисков. Именно это явилось причиной столь эффективной реакции банковского сектора на стимулы. Все это важно учитывать в будущем, вовремя выходить из антикризисных мер и своевременно начинать накапливать новые буферы капитала, чтобы в будущем быть готовыми к любым возможным сценариям.

Спад экономики в 2020 году был меньше первоначальных прогнозов и масштабов спада во многих странах с формирующимися рынками

Кредитная активность банков оставалась высокой

(прирост за год с исключением валютной переоценки, %)

* Юридические лица-резиденты, не являющиеся субъектами МСП.
** Кредиты физическим лицам за исключением ипотечных жилищных кредитов.

Страница была полезной?
Последнее обновление страницы: 06.05.2021