• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Отделение по Вологодской области Северо-Западного Главного управления Центрального банка Российской Федерации

Сотрудники Вологодской областной конторы Госбанка СССР наравне с другими тружениками тыла самоотверженно трудились для обороны страны. Многие из них, отложив счеты и нарукавники, надели солдатские шинели и ушли на фронт. Не всем довелось вернуться к прерванному делу. Имена фронтовиков навечно вписаны в историю Отделения по Вологодской областной Северо-Западного главного управления Центрального банка Российской Федерации: Веньгин В.Г., Соколова Е.М., Тебнева А.К. Головашов В.И., Расмагин В.И., Чащин А.А., Углин П.И., Терешин Н.В., Тестов А.С., Кулаков Н.В., Бутенин Н.Н., Бутенина Н.М. и др.

Александр Сергеевич Тестов

Родился Александр Сергеевич в 1919 году. В системе Государственного банка СССР работал с 1946 по 1981 год. Начал трудовую деятельность кредитным инспектором. Был управляющим Чарозерским отделением, заместителем управляющего Вологодской областной конторы Госбанка СССР.

Воспоминания Александра Сергеевича Тестова о войне

22 июня 1941 года наш 4-й понтонно-мостовой полк находился в летних лагерях недалеко от г. Львова. В 5 часов утра полк попал под бомбежку немецкой авиации, где я получил ранение.

Первое боевое задание в июне-июле 1941 года полк выполнял по наведению понтонного моста через реку Днепр длиной больше километра, по которому переправляли войска. Ежедневно с утра до вечера подвергались обстрелу и бомбежке. Были большие потери личного состава части, где и я получил контузию.

Особо мне памятен август 1942 года. Под городом Калач Сталинградской области держали переправу и строили деревянный мост для переправы танков, автомашин и войск. На правом берегу реки Дон немецкие войска окружили две наши армии и вышли к Дону. Чтобы успешно его форсировать, им нужен был деревянный мост.

Командиром части нашей группе во главе с заместителем начальника штаба Неждановым Николаем Васильевичем из города Великий Устюг (поздней Герой Социалистического Труда) было дано задание уничтожить мост. Под шквальным огнем противника нам удалось на мост загнать бензовоз и поджечь его, чтобы немецкие танки не смогли сделать переправу через реку Дон.

Такое напряжение не все смогли выдержать. Утром 27 августа 1942 года 18 солдат, в основном украинской национальности, обороняющих берег, бросили оружие и ушли к немцам. В 5 часов утра 27 августа я был вызван в штаб части и получил задание доставить секретный пакет в штаб Сталинградского фронта. Выехать из города Калач было почти невозможно на машине. С правого высокого берега немцы простреливали все дороги.

Командир сказал: «Надо. Езжайте на большой скорости не по прямой, а зигзагами, чтобы избежать прицельного огня». Все же одна мина угодила в кузов полуторки, но нам удалось преодолеть эти полтора километра дороги. Когда мы приехали в Сталинград, то только в 8 часов утра жители города вышли на строительство укрепления. И если бы немцам удалось захватить наш мост, то немецкие танки были бы еще ночью в городе Сталинград. А днем 27 августа город попал под бесконечную бомбежку, понеся огромные разрушения.

Войну я закончил 9 мая в Германии на реке Одер.

В тылу было не менее напряженно...

Зоя Васильевна Головашева

Родилась Зоя Васильевна в 1914 году. Проработала бухгалтером в областной конторе почти 50 лет.

Из воспоминаний Зои Васильевны Головашевой

22 июня 1941 года в 2 часа ночи мы с мужем вернулись домой из Ленинграда, где проводили отпуск, а в 10 часов утра т. Молотов по радио сообщил, что Германия напала на Советский Союз. Так началась Великая Отечественная война, которая длилась долгие 4 года. Начались трудные тяжелые дни нашей страны. Мужчин призвали на фронт, и вся тяжесть легла на плечи женщин.

Осенью 1941 года часть работников Госбанка были направлены на оборонные работы на ст. Дикая — копать противотанковые рвы. Оставшиеся работники выполняли их работу, таким образом, нагрузка увеличивалась вдвое. Работали до 10-12 часов вечера.

Стали организовываться госпитали. Был призыв помочь на первое время. И народ отозвался, понесли, кто что может — подушки, простыни, наволочки и другое. Стали поступать раненые, потребовалась кровь, и мы пошли сдавать для бойцов кровь. Не хватало медиков, так же после работы шли дежурить в госпиталь. У нас был подшефный госпиталь, был установлен график дежурств. Направляли на лесозаготовки, на сплав, а кроме этого, кто оставался на работе вечером после работы, шли на выгрузку дров из вагонов, барж.

Очень тяжело приходилось работать зимой. Света не было. Работали с коптилками, одна на шесть человек. Холод, сидели в пальто, руки зябли. И вдобавок ко всему обнаглевшие крысы бегали под столами и стульями. В чернильницах мерзли чернила, но никто на трудности не жаловался.

Помогали фронту всем, чем только могли. Подписывались на заем каждый год на полтора-два оклада. Отпусков не имели и зачастую не имели выходных. Куда-нибудь идем — на субботник. Компенсация за отпуск перечислялась в сберкассу на лицевой счет. После войны эти деньги были перечислены на восстановление народного хозяйства.

И вот, наконец, настал великий День Победы 9 мая 1945 года, который мы так долго ждали. Весь город ожил, все поздравляли друг друга с Победой.

После того, как мужа призвали в армию защищать Родину, я ни разу не выключала радио. И первая в четыре утра услышала об окончании войны и всех подняла в доме такой радостной вестью. Потом не пошла, а побежала к маме мужа сообщить, что война кончилась. Она заплакала, так как у нее погиб младший сын — брат мужа. Потом пошла на работу, где все собрались, и с радостью, и печалью. От счастья, и радовались, и плакали.

День Победы мы праздновали всем домом. Вина купили, а закуска — кто что мог принести, кто три-четыре картошки, кто ломтик хлеба. У соседки муж ходил на рыбалку, поймал три рыбки, сварили уху. И так весело встретили Победу, что никогда не забыть. Прошло 62 года, а как будто все было вчера, в памяти останется вечно.

2007 год.

Владимир Георгиевич Веньгин

Родился Владимир Георгиевич в 1921 году. Вся трудовая деятельность прошла в Государственном банке СССР. В 1938 году поступил в Верховажское отделение Госбанка СССР учеником бухгалтера. Работал бухгалтером, главным бухгалтером отделений Госбанка области, ревизором, заместителем главного бухгалтера конторы, главным кассиром.

В сентябре 1941 года был призван в Красную Армию, был курсантом военно-инженерного училища. Воевал на Карельском фронте разведчиком. Был тяжело ранен, признан годным к нестроевой службе, демобилизован в 1946 году.

Награжден орденом Отечественной войны 2 степени, медалями.

Воспоминания Владимира Георгиевича Веньгина о войне

Война ... Это страшное слово 22 июня 1941 года смерчем пронеслось по стране и заглянуло в каждый дом. Радость воскресного теплого и солнечного дня сменилась тревогой и ожиданием большой беды. Однако, об этой тревоге в деревне, в которой жил я, узнали только после обеда (в деревне радио не было), когда нарочные из райцентра понесли во все деревни и хутора листочки с казенным словом «Повестка».

Мне, как военнообязанному, надо было в этот день явиться на призывной пункт с. Верховажье. Пришел как всегда на работу 23 июня 1941 года в отделение Госбанка, за что был строго наказан. С этого дня до призыва в армию, то есть до 21 сентября 1941 года, после работы в отделении дежурил в Райвоенкомате.

21 сентября 1941 года нас человек 10 или 15 (не помню), посадили на автомашину и повезли на ст. Вельск, а оттуда, по направлению райвоенкомата, по железной дороге поехали в г. Архангельск. По прибытию в г. Архангельск нас привели в казармы «Восстание», где размещалось Борисовское (эвакуированное из г. Борисова) инженерное военное училище.

В январе 1942 года по распоряжению начальника училища нас (человек не помню сколько) отчисляют и направляют в маршевую роту.

В феврале 1942 года личный состав маршевой роты садят в товарные вагоны и направляют из г. Архангельска на г. Мурманск. Довозят до ст. Лоухи, где мы выгрузились и пешком двинулись до ст. Масельская Кировской железной дороги. Она находилась под угрозой захвата немецко-финскими войсками, которые использовали превосходство в живой силе и технике.

Придя в расположение воинского подразделения, сначала мы не знали, что за воинская часть. Нас вызывали и направляли в воинские подразделения. В результате я оказался в подразделении 997 полка 263 дивизии в роте полковой разведки, где и началась фронтовая служба.

Днем занимались военной подготовкой, изучали местность расположения противника и готовились к походу в тыл противника за «языком». С наступлением вечера направлялись на патрулирование вдоль границы расположения воинских (передовых) подразделений.

Финское командование, сосредоточив крупные силы, планировало перерезать жизненно важную железнодорожную линию Сорока — Обозерская, соединяющую Кировскую и Северную железные дороги. Эта железнодорожная артерия связывала Мурманск, принимавший через порт военные грузы, с центральными районами страны.

Узнав об этих намерениях противника, Масельская оперативная группа перешла в наступление, чтобы отбросить врага к деревне Чебино, овладеть Медвежьегорском и занять оборону параллельно линии Кировской железной дороги.

Чтобы перейти в наступление, была предпринята разведка боем, которую провела усиленная стрелковая рота 997 стрелкового полка. При выполнении этого задания осколком мины я был ранен в ногу и выбыл из строя.

После лечения в госпитале на станции Плесецкая был признан негодным к строевой службе и на фронт больше не возвращался.

Службу закончил в августе 1946 года. После демобилизации в октябре 1946 года вернулся на работу по старому адресу Верховажское отделение Госбанка и закончил работу в «Агрострое» — филиале коммерческого банка «Советский» 2 февраля 1995 года.

Клавдия Григорьевна Гогулина

Воспоминания о войне Клавдии Григорьевны Гогулиной

Свою трудовую деятельность в системе Государственного банка начала с июня 1942 года в Маймаксанском отделении Архангельской областной конторы Госбанка после окончания 3-х месячных курсов кредитных инспекторов. Отделение Госбанка было небольшое, работали одни женщины. Кроме основной работы очень часто отправляли нас, молодежь, на сельхозработы в пригородные колхозы г. Архангельска, где работали по две-три недели и жили по деревням.

Самым запоминающимся и небезопасным было, когда немецкая авиация делала ночные налеты на Архангельск и его порт, куда с Белого моря приходили морские корабли — конвои союзников с продовольствием.

При налете самолетов объявлялась воздушная тревога, и мы должны были идти на свой пост на дежурство. Что это значит? В районном центре было по тем временам крупное деревянное здание, где на первом этаже размещалась фабрика-кухня, а на втором этаже учреждения — банк, прокуратура, суд и т.д.

И вот на чердаке этого здания были установлены бочки с водой, ящики с песком и большие металлические щипцы. И при объявлении воздушной тревоги мы должны были успеть на дежурство. При налетах немцы сбрасывали зажигательные бомбы, в случае попадания которых мы должны щипцами эти бомбочки-зажигалки тушить в воде. К счастью, у нас все обходилось благополучно, попаданий не было.

Самолеты пролетали больше на Архангельск. Помню, когда при бомбежке они попали в Лесотехнический институт, от которого осталась одна коробка, мы ездили посмотреть убедиться в этом. С отбоем воздушной тревоги возвращались по домам.

С января 1945 года я была переведена в Вологодскую контору Госбанка, по месту службы мужа. И здесь кроме основной работы очень часто отправляли на другие работы. И никогда никто не отказывался от любой работы. Считали, что это все нужно для скорой Победы.

Зима 1945 года была снежная, и нас часто направляли на так называемую «снегоборьбу» на станцию Вологда-II на расчистку от снега железнодорожных путей. Ходили бригадой (часть работников Горуправления и конторы). Мы были тогда вместе с Антониной Александровной Лебедовой, Ольгой Федоровной Синакиной и другими. Устанем, замерзнем и прежде чем идти домой заходили к Тоне Лебедовой (она недалеко жила от железной дороги) погреться. Вот как сейчас помню почему-то, Тоня из печки вынимала большой, большой чугун и ставила посреди комнаты, что в нем было — картофель или чай? Погреемся и отправляемся домой. После этого в марте-апреле направляли на холодильник (теперь «Хладокомбинат») на разгрузку импортных (американских) консервов — бекона, тушенки. Ящики тяжелые, уставали.

Летом 1945 года (уже после войны) возили на Турундаевское предприятие на сушку торфа (нарезанные брикеты переворачивали на другую сторону). Были на реке Вологда на выкатке дров для Гортопа и т.д. Не унывали, все с энтузиазмом работали. Знали, что победа будет за нами.

 

Зоя Ивановна Ерофеева

Воспоминания о войне Зои Ивановны Ерофеевой

Работать я начала в 14 лет в Ковжинском отделении Госбанка. Когда началась война, нас посылали рыть окопы, так как фронт от нас был недалеко. У меня от рытья до сих пор на руке есть отметина, ведь я была маленькая, худощавая.

В связи с тем, что фронт от нас был недалеко, у нас в селе находились воинские части. Хождение разрешалось в определенное время. Один раз я шла утром рано на работу, и меня остановили солдаты и отвели к командиру части, который меня допрашивал, откуда и куда иду. Я ему ответила, что я не шпионка, а честная труженица и иду на работу. Он даже не поверил и спросил, где работаю и кем. Только спустя 2 часа он меня отпустил и предупредил, чтобы в такое время больше не ходила.

Во время войны у нас не было электричества, и мы работали с мигалками, от которых к концу рабочего дня под носами было черно.

Несмотря на наш малый возраст, нас послали в леспромхоз на лесозаготовки. Придешь в лес, снегу выше нашей головы. Был случай, когда одну девушку чуть елкой не завалили, после чего ее увезли в больницу.

В Госбанке у нас был патефон, так мы во время обеда, несмотря ни на что (голод и холод), ежедневно танцевали и все время говорили, что войну мы перепляшем. Танцевали все — старые и молодые.

В 1943 году меня направили на двухмесячные курсы в Вологду, а это было в сентябре—октябре. Надо было ехать домой, а на чем? Пароходы не ходили, самолеты не летали, автобусы не ходили. И вот мы вдвоем с девушкой из Вытегры (она тоже на курсах была) поехали в Череповец на вокзал. Встретили там двух военных тоже Вытегорских, они были раненые. На общем совете решили ехать через Бабаево. Сели на товарник, груженый углем. В Кадуе нас всех высадили, но так как с нами были инвалиды, разрешили доехать. А из Бабаево ехали на лошади. Мы рады были, что хоть чемоданы везли. В основном мы с девушкой шли пешком — лошадей выделяли в колхозах для военных. Благодаря им, и мы иногда ехали на лошади. Сколько километров мы прошли пешком, счету нет. До дома добиралась 15 дней. Дома считали, что я пропала без вести, так как в течение этого времени от меня не было никаких вестей. В Вологду звонили не один раз...

Воспоминания о войне Елены Николаевны Селяковой

Мне помнится год 41-й.
Чудесная осень была,
А в небе лазурном и чистом
Уже полыхала война.
И город наш тихий, спокойный
Все это уже ощущал.
И гул самолетов, и звуки тревоги
Тревожно к себе принимал.

Народ на защиту Отчизны поднялся.
Подняли и нас оборону крепить,
На станции Дикой тыщи собрались,
Чтоб рвы противотанковые рыть.

 Да, станция Дикая, кажется, не забудется никогда. Здесь я на оборонных работах была пять месяцев. Зима как на зло была очень холодная, и в тридцатиградусный мороз мы ломиками дробили землю. Было очень тяжело и трудно, но никто не жаловался ни на усталость, ни на что. Каждый день около 23 часов были налеты. Мы в Дикой слышали тревогу, но не одна бомба на Вологду не упала. Им хотелось разбомбить наш железнодорожный узел, чтобы окончательно изолировать Ленинград. Пострадали соседние железнодорожные станции Чебсара, Харовск и другие. А сколько пришлось работать в госпитале! Помогали медикам, госпиталей было много. И полно было раненых. А сколько помогали колхозам? Там тоже было работать некому. Мы не знали ни выходных, ни отпусков четыре года.

Бойцы воевали, мы им помогали,
Крепили мы тыл — оборону страны.
Работали, силы свои не жалели,
Лишь только бы были спокойны они.

 А с какой радостью мы встречали Победу. Мы все собрались в кабинете управляющего конторой, и все плакали от счастья. Даже наш управляющий конторой, тоже не мог говорить без слез, поздравляя с Победой, так как война не обошла и его. У него без вести пропал сын.

И вот сейчас, когда прошло уже 55 лет после окончания войны, все живо помнится, как будто это все было вчера.

Прошло 55 лет, как отвоевали,
Но кажется, это было вчера
Никто не забыт, и ничто не забыто
Дай бог, чтобы осталось так навсегда.

2000 год.

Материал подготовил заведующий сектором сводной и информационно-аналитической работы сводно-экономического отдела Д.Л. Усов.

Обработка текста, комментарии и примечания консультанта отдела просветительской деятельности и организации работы музея Управления общественных коммуникаций И.Н. Левичевой

Страница была полезной?
Последнее обновление страницы: 09.12.2019