• ул. Неглинная, 12, Москва, 107016
  • 8 800 300-30-00
  • www.cbr.ru
Что вы хотите найти?

Волго-вятское Главное управление Центрального банка Российской Федерации

Валентин Андреевич Пешкин

Родился Валентин Андреевич 21 января в 1923 года в деревне Б. Палкино Унинского района Кировской области. В 1932 году пошел учиться в школу. В 1939 году поступил на курсы колхозных счетоводов. В августе 1940 года начал работать бухгалтером в системе Государственного банка СССР.

24 февраля 1942 года был призван в Советскую Армию, зачислен в Лепельское минометное военное училище в г. Барнауле. В звании мл. лейтенанта был направлен на фронт под Сталинград, участвовал в боях под Белгородом, в Крыму и Карпатах.

После демобилизации в июне 1947 года был зачислен на работу в Горьковскую областную контору на должность контролера Фабрики механизированного учета.

В 1953 году назначен главным бухгалтером в Сталинское отделение Госбанка СССР.

В 1955 году окончил Всесоюзный учетно-кредитный техникум по специальности «Денежное обращение и кредит СССР».

С 1956 по 1979 год работал в должности ревизора, главного ревизора, начальника отдела УПУ при Горьковской областной конторе.

Награжден орденом Красной звезды, медалями «За отвагу», «За храбрость перед врагом» (ЧССР), «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Все для Победы!

Военный дневник Валентина Андреевича Пешкина

Такое простое и такое страшное в своей простоте слово — «война». Чем дальше от нас уходят те далекие события, тем важнее правда военных лет и каждого дня. И только фронтовики могут рассказать в деталях о тех годах и судьбах, о страшной народной трагедии и удивительной твердости духа. Уходя, они оставляют наследие своего поколения, главными из которых остаются воспоминания и мир на земле.

Ученическая тетрадь в клетку, 18 листов и три года войны. Воспоминания написаны 30 мая 1985 года, хранятся в Музейно-экспозиционном фонде Волго-Вятского ГУ Банка России.

Конечно, прошло много времени, я уже немолодой, и многое забылось, но кое-что осталось в памяти, и о некоторых случаях напишу.

Итак, меня направили в Лепельское минометное военное училище, которое в то время находилось в г. Барнауле1. Окончив его в августе 1942 года, получил звание младший лейтенант и был направлен на фронт под Сталинград. Воевал там командиром взвода управления, командиром огневого взвода и старшим на батарее в 120-й минометной батарее 299-го стрелкового полка 264-й дивизии 64-й армии, которой командовал в то время генерал Шумилов. Из истории известно, описывать, мне думается, не следует, бои были нелегкие, редко приходилось отдохнуть в блиндаже, а тем более, в доме. В большинстве случаев находились на улице, ночевали в снегу и через полчаса поднимались, чтобы не замерзнуть.

В населенных пунктах (в деревнях и селах) мы редко останавливались, поскольку нам советовали вышестоящие командиры в них не останавливаться. Немцы, как правило, вели по ним оружейный усиленный огонь. Поэтому мы их обходили и останавливались в поле или в балке.

Помню, воевали уже в г. Сталинграде. Мы развернулись за рекой Царица. Мороз был сильный. Мы установили с разведчиками взвода управления для наблюдения буссоль2 и стали засекать огневые точки противника и по ним вести огонь из минометов батареи. Но к вечеру уже нашу буссоль нельзя было применять к действию, поскольку танки стреляли уже около нас, пушки стреляли прямой наводкой, а штаб Паулюса был уже почти рядом, только требовалось подняться на крутой берег реки Царица.

Мы заняли пятиэтажный разбитый дом. Велась усиленная стрельба только из ручного оружия. Зашли в подвал здания, а так дышать почти невозможно было. В нем были размещены раненые немцы, они находились без помощи, большинство стонали. Мы вышли и выбрали место для наблюдения на первом этаже. Но, учитывая, что применять стрельбу из минометов было нецелесообразно (поскольку не в курсе были, как идет окружение в других местах нашими войсками, в частности, этой площади), командир батареи предложил покинуть выбранное место, и мы все вышли во двор дома. Автоматно-пулеметная стрельба не прекращалась.

Через час или два затихла стрельба. Несколько пехотинцев выбежало во двор, начали кричать, что немцы сдаются, выбросили белые флаги. Солдаты начали выходить на площадь. В том числе и мы вышли. Через несколько минут, смотрим, пошли два офицера с полевыми сумками, звания их определить было нельзя, погон в то время еще не носили. Их из толпы солдат и офицеров кто-то назвал, сказали, что это пошли к Паулюсу наши парламентеры! Стояла тишина, никакой стрельбы ни с той, ни с другой стороны.

Прошло примерно около часа, как я помню, немцы пошли строем в плен.

Наша батарея была на конной тяге, а корма им не хватало, по­этому они находились в неважном состоянии. Мы начали искать машину и ее нашли. Но из нас присутствующих никто не мог во­дить, а брать немца не рекомендовали офицеры других подразделений.

Командир батареи послал одного нашего солдата на батарею для выяснения, не найдется ли шофера, и через небольшое время при­вел солдата по фамилии Байгуш. Он осмотрел грузовую автомашину и завел ее. Мы поехали на батарею, и нам подсказали, как выехать за реку Царица. Выехали из города Сталинграда, подъехали к реке и качали разведывать — перейдет ли машина. В это время подошел к нам, чувствуется по форме, командир, но звание его было определить невозможно. Дал команду машину нашу сдать назад и дать ему проехать. Вот тут завязался скандал вплоть до матерных слов с нашей стороны. Тогда он вынул документ и показал. Оказалось, что он член военного совета, и нам ничего не оставалось, как выполнить его приказ. Машину мы сдали назад. Смотрим, идет полуторка наша и везет немецких генералов, сдавшихся в плен. Мы насчитали 23-24 генерала. Сзади шла легковая машина, в которой ехал Паулюс.

Вот так для меня и других закончилась Сталинградская битва.

После ранения я находился на лечении в госпитале в г. Златоусте Челябинской области шесть с поло­виной месяцев и перенес четыре операции. У меня на ноге 48 сантиметров продольных ран с учетом операций.

Затем меня направили вначале в Горький, потом в Москву, а потом в Крым. Приехал на Тамань, а с Тамани следовало перебираться в г. Керчь.

Я участвовал в боях по освобождению следующих городов: Керчь, Феодосия, Судак, Балаклава, Алушта, Алупка и Севастополь.

Много бед пришлось перенести за освобождение Балаклавы, Севастополя и особенно Керчи. Закончил войну в Крыму у Севастополя недалеко от высоты (если память не изменяет — Херсонес). Знаю что у горы, а название, быть может, исказил.

Воюя у Севастополя, немцы против нас начали применять «Ванюши» (шестиствольные минометы). Выстрелы их очень заметны из-за пламени, и медленно мины летят. В первом случае мы убежали с личным соста­вом двух батарей. Обстрелы нашей площади закончили, мы вернулись на свои огневые позиции и продолжали вести стрельбу.

Потом они вновь решили по нам сделать залп, а мы спрятались в вырытых небольших ячейках. Мы с одним офицером влезли в маленькую ячейку, солдаты в другие ячейки. Мина уда­рила рядом, но попала в двуногу миномета, и взрыватель оторвался. Взрыв не произошел, и мина свалилась на верхнего солдата, где они ле­жали один на другом четверо. Они с трудом повыскакивали.

Когда успокоилось, решили навестить соседнюю батарею, которая находилась в нескольких десятках метров от нас. Зашли в блиндаж, там сидят офицер и двое солдат. Мы стали их спрашивать, они молчат, тряхнули за плечи, а они мертвы. И вот тогда мы узнали, что мины этого шестиствольного миномета убивают звуком в небольшом радиусе, а у них падение было рядом с блиндажом.

Из Крыма меня направили на 4-й Украинский фронт, где я воевал в составе 197-го Орденов Суворова и Александра Невского Горновьюч­ного минометного полка3.

С ноября 1944 года я начал вести дневник. Привожу некоторые выдержки из него.

20 ноября 1944 года

Огневая позиция за селом Хомек. Поддерживаем 2-й батальон 7-го стрелкового полка 24-й стрелковой дивизии.

В 7 часов по сигналу открываем огонь по плану артнаступления по целям 1065-1067 и 1105 и т.д. Выпустили 250 мин. В этом бою отличились наводчик Олейник, заряжающий Гаврилей и наводчик Петренко.

3-й миномет при стрельбе 4-м зарядом вышел из строя, сломалась пружина амортизатора. С поставленной перед нами задачей справились.

Уничтожили станковый пулемет, ручной пулемет. Подавили огонь мино­метной роты, стоящей за рощей Круглой, за что от командира ди­визиона получил благодарность. Продвигаемся вперед по пятам про­тивника, всюду валяются немецкие трупы, разбитая и брошенная техника.

1 января 1945 года

Ночью в 00 ч. 40 м. я вновь ухожу на передний край к пехоте с разведчиком Мирошниченко. Пробыли там до 2 часов ночи и пошли обратно на огневую позицию батареи. На пути попали под пулеметный огонь. Это немцы давали салют в честь наступившего нового года, но вышли мы живыми.

15 января 1945 года

В 7 часов утра позавтракали, а в 08 ч. 45 м. по сигналу открыли артиллерийский огонь по целям, который длился 01 ч. 5 м. В конце арт­подготовки немец сделал на нас артналет, но жертв не было. Поехали на новую огневую позицию в село Ласки4 (очевидно, в Польше), но не доехали до села... В пути за нами про­тивник наблюдал, открыл по нам огонь из орудий на расстоянии при­мерно 300 метров. В результате вывел из строя 17 лошадей, погиб солдат Глушенко, ранило Гнатовича (вышибло глаз), ранило в ноги Спесивцева и Фещенко. Ночью установили связь с хозяйством батареи, сформировали 3-й и 4-й минометные расчеты, получили коней и двинулись вперед.

24 января 1945 года

Утром в 7 часов двинулись из местечка Скавина5. Проехав 15 км, остановились в селе Тщеболь. Заняли огневую позицию у каменного дома и открыли огонь из минометов. На железнодорожном мосту унич­тожили прямым попаданием мины пулемет противника с расчетом. В этот день выпустили 100 мин.

Противник по нам также вел огонь. Был ранен наводчик Гаврилей. Прямым попаданием было убито четыре лошади и ранено две.

28 января 1945 года

Утром поехали по маршруту до города Кекты6. Приехав, остано­вились на окраине города. Противник вел орудийный огонь. Личный состав взвода и кони расположены в лесозаводе. Ночью (примерно в 21 час) два снаряда попали в лесозавод, в результате два коня было убито, человеческих жертв не было.

4 февраля 1945 года

Утром взводом вели огонь, выпустили 70 мин, там же в селе Конты7 у шоссе. Все дороги обстрели­вались пулеметным огнем и в то же время просматривались.

Приехав в город Бельск8, мы не досчитались трех лошадей, которые на маршруте были убиты, человеческих жертв не было. За­няли огневую позицию на территории текстильной фабрики, выпустили по противнику 70 мин, разбили три подводы противника.

6 февраля 1945 года

Делали частые огневые налеты по контратакующему противнику в районе города Бельска. Уничтожили на опушке леса 18 немцев.

8 февраля 1945 года

Из села Пуски в 9 часов двинулись вперед и вытянулись в колонну по дороге. Противник, допустив на близкое расстояние, открыл огонь из пушек прямой наводкой.

Было убито много людей и коней, ранен мой друг ст. лейтенант Ермоленко. Мы и другие были вынуждены вернуться обратно. Развернули минометы к бою и открыли огонь, за день отбили четыре контратаки. У меня побило шинель осколками, но сам остался цел.

9 февраля 1945 года9

С наступлением темноты поехали в село Менжшечи10, где переночевали. Утром поехали в село Ясеница11, остановились в господском имении. Противник с высоты заметил и открыл огонь пря­мой наводкой болванками (то есть снарядами, не начиненными взрывчаткой). Болванкой была оторвана голова нашей санинструкторше Клаве. За день было отбито пять контратак.

10 февраля 1945 года

В результате многочисленных контратак противника нас окру­жили. По нашей огневой позиции противник ведет сильный огонь. Убита одна лошадь. Ночью в разведке погиб солдат Петренко.

11 февраля 1945 года

С раннего утра противник ведет сильный огонь. С утра мы отбивались из ручного оружия (автоматов, карабинов и гранаты). Мы подвергаемся сильному огню. Отбив 6 контратак, мы заняли круговую оборону. Боеприпасов нет, пехоты почти тоже. Дело аховое.

12 февраля 1945 года

Примерно в первом часу ночи заместитель командира дивизии доложил командиру дивизии по рации обстановку и сказал: «Если к утру не будет „Шурочек“ (штрафных рот), то этот день будет для нас последним». В час ночи нас обрадовал начальник боепитания, кото­рый прибыл с тыла на танках и доложил, что путь свободен.

С того, времени пошло движение наших войск и поднялось наше настроение. Под вечер пошли в наступление (это было в Чехослова­кии).

20 февраля 1945 года

Заняли город Пшина12, начали формировать поступившим пополнением подразделения полка.

6 марта 1945 года

Заняли огневую позицию в роще, где ранее занимали, у села Студенка13. Днем и ночью производили земельные работы, копали минометные окопы, блиндажи и траншеи.

10 марта 1945 года14

Дали сигнал для артподготовки «Катюш», и мы открыли огонь. Погода очень плохая: дождь, грязь и холод. После чего пошли в наступление Проехали 7 километров и заняли огневую позицию.

Противник на сей раз нас обманул, перед нашим наступлением отвел свои силы (войска) от переднего края в тыл, и мы выпусти­ли боеприпасы по пустому месту.

11 марта 1945 года

Огневая позиция в разбитой деревне, продвигаться вперед нет возможности. Противник расположился на выгодных рубежах и имеет превосходящие силы. Погода очень плохая. Сегодня выпустили 280 мин по противнику, подвезенных на вьюках в Кар­патские горы, но продвинуться вперед не удалось.

13 марта 1945 года

Грязь, дождь, мы двинулись вперед по болоту, и пришлось перенести много тяжести и мучений.

14 марта 1945 года

Продвигаемся хотя и медленно, но вперед. Противник яростно сопротивляется, весь свой путь устилает трупами.

Вот остановились в селе у хаты, у которой валяется около 50 убитых немцев.

15 марта 1945 года

Заняли огневую позицию в селе Бзе15. Ведем огонь, и днем, и ночью. Противник часто переходит в контратаку. Сегодня отбили 12 контр­атак. Я выпустил подразделением 1200 мин. Отбили общими сила­ми 12 контратак противника, но и противник ведет по нам огонь. В сарай, у которого мы расположились, уже сделал два прямых попадания, а крыша сарая изрешечена пулями. Жертв не имелось.

16 марта 1945 года

День спокойный. Вечером собрались у меня в блиндаже. Городько, старшина, санинструктор Варя и другие иг­рали в карты.

17 марта 1945 года

Ведем методический огонь, мин достаточно подвозят через Карпатские перевалы на конях (на вьюках).

Сарай у огневой позиции развалился, и мы утром с трудом вылезли из блиндажа, поскольку вход завалила упавшая стена. Днем углубляли окопы для минометов и убирали свалившуюся стенку. Вечером ранило командира батарей Финько, связиста Ковалева и Стадницкого.

Минометы навели на НЗО (неподвижный заградительный огонь). Противник готовится в контратаку. За ранение комбата ночью по противнику выпустили 130 мин в отместку.

22 марта 1945 года

Огневая позиция находится в двух километрах от города Зарау16 (Чехословакия).

Утром закончили оборудование огневых позиций. Сходили в баню. Приходил из штаба майор Спивак и фотографировал. В остальное время приводили в порядок повозки и конскую амуницию, а также минометы.

25 марта 1945 года

Продвигаемся вперед. Противник яростно сопротивляется, с обеих сторон дороги валяется много немецких трупов.

27 марта 1945 года

Днем заняли огневую позицию в селе Пустки и выпустили по противнику 85 мин. В связи с недостатком коней взяли трофейного коня. Остановились на панском дворе и встретились с молодыми пар­нями, увезенными немцами из Днепропетровска до «Неметчины» (как они выразились), которые жили и работали у того богатого хозяина. Его дома не было — он уехал с немцами.

Эти парни рассказали, как они жили у этого хозяина и просились у нас, чтобы мы их взяли воевать.

28 марта 1945 года

Заняли утром рано огневую позицию на восточной окраине села Тужа, окопались спешно, противник находился в селе 600 метров от нас.

Ездовые и другие с конями, повозками и минометными тягами расположились сзади недалеко от нас, в доме вместе с чехословацкими танкистами.

Противник ведет по огневой позиции, по хозяйству, где расположены ездовые и чехи, очень точный огонь. В результате один конь убит и шесть коней ранено, разбита кухня и убит повар Иванов. Имелись жертвы и среди воинов чехословацких танкистов.

Чехи нашли в подвале, где спасались жиль­цы, шпиона (пожилого человека), который по рации корректировал огонь немецких батарей. Они заставили его рыть себе могилу. Он вырыл, они его стоя до половины зарыли. Заставляли вылезать и вычищать свою могилу, и это повторялось несколько раз. В конечном счете, зарыли живого.

Я повара Иванова у этого дома похоронил.

Ночью встретились в этом доме с чехословацкими офицерами и понемногу выпили.

31 марта 1945 года

Представилась возможность поехать в тыл полка для приведения в порядок боевой части и транспорта.

2 апреля 1945 года

В 10 часов утра переехали на автомашине за границу Германии примерно километров 10 от реки Одера, но находились недолго.

8 апреля 1945 года

Огневая позиция в городе Заудиц17, поддерживаем 871-й стрелковый полк 276-й стрелковой дивизии. Устроились хорошо.

18 апреля 1945 года

Огневая позиция вместе с танкистами Чехословакии в фольварке Дольнее. Встретились вновь с поручиком чехом и провели у меня на кухне прекрасно вечер, и я его проводил.

19 апреля 1945 года

В селе Забржек встретили русских девушек, которых из СССР вывезли в 1942 году.

23 апреля 1945 года

В лесу в ночном бою был убит командир нашей батареи капи­тан Косынбеков. Мы его похоронили на кладбище у часовни и сделали из восьми автоматов салют. Ранены лейтенант Горидько (из Запорожской области, село Кушугум), разведчик Мирошниченко и радист Буров.

25 апреля 1945 года

Мне пришлось заменить выбывшего командира взвода управления, а огневой взвод передать другому офицеру. Наблюдательный пункт мы выбра­ли с комбатом Чабанником на высоте 370.0 и начали делать пристрелку огневых точек противника.

Противник по нам открыл сильный огонь, и мы чудом уцелели живыми. Нас засыпало землей в маленькой вырытой ячейке вместе с пехотой. Мы с большим трудом вылезли, чуть не задохнулись.

27 апреля 1945 года

Рано утром сменили наблюдательный пункт и перебрались к пехоте к сырой балке. Торопимся окопаться, так как в 11 часов начнется артподготовка и наступление.

В 11 часов открылась арткононада, поднялась пыль, дым и земля, ничего не было видно. Стоял сплошной гул от разрывов снарядов и орудийных залпов. После артподготовки мы с разведчиком Назаровым и комбатом пошли с пехотой вперед, но противник встретил сильным артил­лерийским огнем, с левого и правого флангов, поскольку полоса прорыва была по фронту очень узкая.

Это был прорыв для окружения города Моравская Острава18.

Ворвались со всем управлением дивизиона в село Вельна в крайний дом на севере села. Противник с высоты заметил нас и начал вести огонь по нашему домику из танков. Но благодаря тому, что в доме имелся хорошо оборудованный подвал, жертв не было, хотя дом был разбит до основания.

28 апреля 1945 года

Прибыли в село Красне Поле, переночевали и пошли с командиром батальона в пехоту. Только прошли метров 50 от дома, немец пря­мой наводкой ударил по дороге и ранил командира дивизиона Пискового и радиста. Связались с пехотным командиром роты, которых мы огнем минометов поддерживали, и приступили к отрытию ячейки в земле для наблюдения. В 13 часов противник предпринял контратаку слева и справа от нас с целью окружения и имел некоторый успех. Занял справа село и слева большую часть села Красне Поле.

Вечером выбили противника из занятой части села, и тогда я перенес наблюдательный пункт на чердак дома, расположенного в западной части села Красне Поле.

29 апреля 1945 года

Утром рано снимаемся с занимаемых рубежей и идем вперед. Не доходя до села Вресина, противник оказал сопротивление, после чего двинулись влево и заняли северную часть села.

Обстановка сложная и тяжелая, так как правый фланг открыт примерно на три километра, поскольку войска этого участка отстали. Поэтому противник нас окружил, и мы оказались в котле. Но ночью наши войска подошли, и окружение было ликвидировано.

30 апреля 1945 года

Вновь принимаем движение влево и проезжаем село Парубку и движемся в населенный пункт Янова, где шел бой до самого вечера. Нам пришлось вести огонь на близком расстоянии, а из пушек вели огонь прямой наводкой. Много разбито домов и других строений. После боя взято нами в плен 20 немцев и до 70 немцев убито.

Ночью я пошел вместе с разведчиками батареи, радистами и связистами с пехотой, которую поддерживаем, с целью перерезать шоссейную и железную дороги.

1 мая 1945 года

К утру перерезали часть шоссейной дороги и подошли к желез­ной дороге. После ночного боя решили в фольварке отдохнуть, но через несколько минут послышался крик и стрельба. Оказалось, что противник незаметно подполз к желез­нодорожному полотну и бросился в атаку, но атака была отбита.

A через небольшой перерыв мы перешли в наступление.

Примерно в 9 часов утра начали переправу индивидуально (в связи с отсутствием поблизости мостов) через реку Опава, в которой пришлось покупаться, и заняли село Вишковице.

При переправе на наших глазах утонули девушка санинструктор и воспитанник их подразделения, мальчишка лет примерно 12-13. Старались спасти, но не удалось.

9 мая 1945 года

В городе Оломоуц узнали, что немцы капитулировали, и этот день является Днем Победы.

При ведении дневника я допустил по молодости упущение, не указывал, в каком государстве находится тот или другой населенный пункт. Не рассчитывал, что когда-то им придется попользоваться. Порой возьмешь в свободное время почитать, и сам на себя обижаюсь, на это упущение. Иногда предполагаю, что такой-то пункт находится в таком то государстве, но, это лишь предположение.

Вот, что я мог вкратце сообщить о некоторых случаях моей фронтовой жизни.

Материал подготовила главный эксперт Отдела информационного обеспечения и музейной работы С.И. Крупинова.

Обработка текста, комментарии и примечания консультанта отдела просветительской деятельности и организации работы музея Управления общественных коммуникаций И.Н. Левичевой


1 Лепельское минометное училище было эвакуировано в г. Барнаул в июле 1941 г. из белорусского города Лепель.

2 В военном деле — прибор для топографической привязки и управления артиллерийским огнём. Представляет собою соединение компаса с угломерным кругом и оптическим приспособлением.

3 Входил в состав 1-й Гвардейской армии.

4 Liaszki — населенный пункт в Польше.

5 Skawina — город в Польше.

6 Кенты (Kety) — город в Польше.

7 Кенты (Kety) — город в Польше.

8 Бельско-Бяла — город в Польше.

9 С 9 по 12 февраля 1945 года 197-й горно-вьючный минометный полк вместе с поддерживаемыми им другими советскими подразделениями перерезал основной путь отхода врага и города Бельско-Бяла в направлении города Скочув. Между этими городами расстояние 25 км

10 Miedzyrzecze — населенный пункт в Польше.

11 Jasicnica — населенный пункт в Польше.

12 Пщина (Pszczyna)— город в Польше.

13 Студенка (Studzionka) — село в Польше.

14 С 10 марта —по 5 мая 1945 года войска 4-го Украинского фронта проводили Моравско-Остравскую наступательную операцию с целью овладения Моравско-Островским промышленным районом. Задачей было ослабить военно-промышленный потенциал Третьего рейха и помочь 1-му Украинскому фронту в его наступлении в Верхней Силезии. Первоначальный план операции предусматривал нанесение главного удара силами 1-ой гвардейской и 38-ой армий в направлении Оломоуц, Пардубице, разгром противостоящего противника, выход на рубеж реки Влтава и овладение Прагой. При этом 38-й армии ставилась задача к исходу четвертого дня операции овладеть Моравска Остравой, а 1-й гвардейской армии — Цешином.

После провала первого этапа Моравско-Остравской операции командующий 38-й армией генерал-полковник К.С. Москаленко предложил новый план, предполагавший нанесение нового удара из района города Зорау (совр Жоры) в обход Моравско-Остравского района с севера.

15 Bzie — село в Польше.

16 Зорау ( Zory — кольск. Sohrau — нем.) — настоящее время Жоры — город в Польше.

17 Город в Тишинской Силезии. До Мюнхенского соглашения 1938 года входила в состав Чехословакии. 30 сентября 1938 года в Тешинскую Силезию были введены войска Польши, которая приняла участие в разделе Чехословакии. После Второй мировой войны большая часть Тишинской Силезии была возвращена Чехословакии.

18 Моравска-Острава — название г. Острава (Чехия) до 1949 года.

Страница была полезной?
Последнее обновление страницы: 09.12.2019