Выступление первого заместителя Председателя Банка России К.В. Юдаевой на дискуссии в Американской торговой палате «Key to unlock and drive growth» 24 сентября 2015 года

Российская экономика в настоящий момент переживает очень интересный период в своем развитии. Заканчивается стадия первичной адаптации экономики к произошедшему за последние 12 месяцев изменению ситуации на глобальных товарных рынках. Уже практически полностью адаптировался платежный баланс. Сальдо текущего счета увеличилось до примерно 6% ВВП, но пока это произошло преимущественно за счет сокращения импорта, а не за счет роста несырьевого экспорта. Произошло изменение относительных ценовых соотношений, и как результат вырисовывается новая комбинация уровней конкурентоспособности (иначе говоря, новая карта конкурентоспособности) различных отраслей, обслуживающих как внутренний, так и внешний спрос. Экономический спад пока продолжается и, по нашим расчетам, может продолжаться еще в течение нескольких кварталов. Продолжается и процесс снижения или реструктуризации долговой нагрузки как в корпоративном, так и в потребительском секторе. Все это создает базу для возвращения экономики к росту в новых условиях.

Политика Банка России в настоящий момент направлена на то, чтобы максимально способствовать адаптации экономики к новым условиям, сохранив и укрепив при этом ценовую и финансовую стабильность, которые являются базой для устойчивого и сбалансированного роста. Переход к плавающему курсу уже позволил ускорить первичную адаптацию экономики к низким ценам на сырье, стал ключевым фактором адаптации платежного баланса. Введение инструментов валютного рефинансирования банков позволило снизить риски финансовой стабильности в этот переходный период. Мерами денежно-кредитной политики на настоящий момент удалось удержать инфляцию от дальнейшего раскручивания после скачка, вызванного снижением курса рубля вслед за ценами на нефть в прошлом году. Эта политика стала также одним из факторов, приведших к существенному снижению оттока капитала по причинам, отличным от выплаты долгов. Задача на перспективу последующих 2–2,5 лет – постепенно снизить инфляцию до 4% годовых и удерживать ее на этом уровне.

Наши расчеты показывают, что эта цель выполнима и абсолютно совместима, более того, комплементарна задаче восстановления устойчивого экономического роста.

Наш базовый прогноз исходит из средней цены на нефть 50 долл. США за баррель в последующие три года.

Мы рассматриваем также два других сценария – оптимистичный и рисковый. Оптимистичный сценарий предполагает рост цен до 60 долл. США за баррель в следующем году, 70 долл. США за баррель в 2017 году и 75 долл. США за баррель в 2018 году. Рисковый сценарий предполагает снижение цен на нефть до уровня 40 долл. США за баррель или ниже на все три года.

В базовом сценарии мы ожидаем, что темпы роста российской экономики останутся отрицательными и в 2016 году – на уровне (-0,5-1,0%), в 2017 году достигнут небольших положительных значений, а в 2018 году могут составить 2,5–3,5%. Инфляция снизится до 5,5–6,5% в 2016 году, достигнет 4% в 2017 году и будет сохраняться вблизи целевого уровня в 2018 году.

В оптимистичном сценарии рост экономики начнется уже в 2016 году. К 2018 году темпы роста ВВП повысятся до 2,5–3,5% при выходе инфляции к целевому уровню. В рисковом сценарии неблагоприятные внешние факторы обусловят более сильный и продолжительный спад инвестиционной и потребительской активности. Падение ВВП может углубиться в 2016 году и продолжиться в 2017 году. Выход на траекторию роста в рисковом сценарии можно ожидать только в 2018 году. При этом инфляция в 2016 году будет снижаться не столь быстро, как в других сценариях, но с высокой вероятностью выйдет на уровень примерно 4% уже в 2017 году.

Должна сразу сказать, что адаптация экономики к новым условиям произойдет быстрее и безболезненнее, если денежно-кредитная политика будет сопровождаться ответственной бюджетной политикой. То есть если будут предприняты меры по обеспечению среднесрочной бюджетной стабильности и повышению эффективности бюджетных расходов. Инфляцию удастся стабилизировать быстрее и безболезненнее, если темпы индексации регулируемых цен и тарифов будут согласованы с целевыми показателями инфляции. Стоит также отметить, что для устойчивого экономического роста в новых внешних условиях необходимы структурные преобразования, направленные на повышение гибкости рынка труда и товарных рынков, что позволит максимально быстро перенаправить ресурсы в новые точки роста.

Отличие формирующейся сейчас новой модели экономического роста от прежней заключается в том числе и в том, что рост должен будет базироваться в значительной степени на внутренних, а не внешних источниках финансового капитала. Это связано прежде всего с ожидаемой постепенной нормализацией денежно-кредитной политики стран с резервными валютами, переходом Китая и некоторых других ведущих развивающихся экономик к экономическому росту, основанному на потреблении, а не на экспорте, а также с продолжением действия санкций против отдельных российских компаний и банков. Поэтому роль Центрального банка как органа, ответственного за финансовую стабильность, и регулятора банковского и финансового рынка состоит в том, чтобы укрепить устойчивость банковского и финансового сектора, повысить доверие к нему и содействовать развитию финансовой инфраструктуры, финансовых рынков и институтов. Именно поэтому Банк России в последнее время проводит политику по усилению надзора в банковском секторе и финансовом секторе в целом, внедрению международно признанных методов регулирования.

Несколько слов о нашей работе в сфере финансовой стабильности. В последнее время мы активно работаем над усилением аналитики в этой сфере. Постоянно изучаем возможные риски не только непосредственно в финансовом секторе, но и в корпоративном секторе в связи с наличием в этом секторе значительного внешнего долга. Ведем наблюдение за рисками системообразующих инфраструктурных компаний, прежде всего НРД и НКЦ. В настоящий момент также разрабатываем подходы к совершенствованию регулирования центральных контрагентов на основе международных принципов регулирования инфраструктур. Изучаем ситуацию на отдельных финансовых рынках с целью выявления необходимости (или отсутствия таковой) внедрения макропруденциальных мер.

Если говорить о том, как мы видим ситуацию в сфере финансовой стабильности сейчас, то можно выделить следующие основные моменты. Во-первых, что касается рисков, связанных с обслуживанием внешнего долга. Могу подтвердить ранее опубликованную информацию, что в настоящий момент профиль фактических выплат выглядит довольно ровным. Выплаты могут быть полностью погашены за счет уже накопленных активов и текущих поступлений валютной выручки. Во-вторых, что касается кредитного риска. Безусловно, это основной риск на настоящий момент, но предпринятые в предыдущие годы меры по повышению устойчивости банковского сектора и проводимая в этом году докапитализация отдельных банков позволяют обеспечить сохранение уровня капитализации банковского сектора на адекватном уровне. То есть капитала в банковском секторе в целом достаточно и для того, чтобы работать с плохими долгами, и для того, чтобы удовлетворять спрос на кредиты. Это не отменяет того, что отдельные слабые игроки могут уходить с рынка, но в целом сектор остается устойчивым. В-третьих, в настоящий момент ситуация с ликвидностью, как с рублевой, так и с валютной, существенно улучшилась по сравнению с периодом конца прошлого – начала этого года. Процентные ставки на рублевом денежном рынке в последнее время гораздо реже, чем раньше, выходят к верхним границам процентного коридора Банка России и чаще находятся в нижней части коридора. Об обеспеченности рынка валютной ликвидностью может свидетельствовать и постепенное снижение спроса на операции валютного рефинансирования Банка России. Что касается внешних рисков, то вероятность повторения эпизодов значительных колебаний на мировых рынках и, как следствие, на российском рынке остается высокой. Это может быть связано с широким кругом факторов. В частности, нельзя исключить того, что рост волатильности будет сопровождать повышение процентных ставок в США, несмотря на то что рынки уже давно начали учитывать при оценке активов высокую вероятность такого события, а также на то, что переход ФРС к повышению ставок будет означать ее уверенность в устойчивости экономического роста в США. Но опыт показал, что имеющийся у Банка России набор инструментов позволяет быстро купировать возможные негативные последствия реализации внешних рисков. Мы постоянно наблюдаем за такими рисками и готовы активно действовать в случае, если внешние риски будут создавать угрозы для финансовой стабильности в России.

В заключение хотелось бы сказать о том, какие возможности текущая ситуация открывает для иностранных инвесторов. Снижение глобальных цен на сырье, а также другие глобальные факторы, прежде всего изменение модели экономического роста в Китае, меняют карту конкурентоспособности российских секторов. Появляется потенциал развития секторов импортозамещения и нетрадиционного экспорта, то есть открываются совершенно новые возможности для развития производств в России. При этом в стране сохраняются макроэкономическая устойчивость и финансовая стабильность, делаются шаги по постепенному и сбалансированному развитию финансового рынка. Такие условия, безусловно, дают хорошие шансы для прямых инвестиций. И поэтому я рада еще раз поприветствовать присутствующие здесь американские компании и пожелать вам успешной работы в России.

× Закрыть