Выступление Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной на заседании Совета Федерации 26 ноября 2014 года

Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые сенаторы!

Свое выступление я начну с вопросов, которые сейчас широко обсуждаются, волнуют общественность – в частности, ситуация на валютном рынке, высокая инфляция и доступность кредитов экономике, – а затем перейду непосредственно к заявленной теме регулирования и надзора на финансовом рынке.

Сейчас в экономике непростая ситуация. С одной стороны, темпы роста экономики существенно замедлились под влиянием как внутренних структурных, так и внешних негативных факторов, с другой стороны, значительно ускорилась инфляция. В этих условиях Банк России намерен проявлять гибкость, подходить комплексно, отвечая на те вызовы, которые стоят перед российской экономикой, при этом не забывая о стратегических целях.

Центральный банк принимает меры для обеспечения ценовой и финансовой стабильности, устойчивости банковского сектора и финансового рынка. Мы используем специализированные механизмы для расшивки узких мест, где в том числе проявляются провалы рынка, учитываем особенности нашей экономики и специфику ситуации.

Мы понимаем, что для преодоления экономического замедления и для импортозамещения нужны инвестиции. Только на базе инвестиций в модернизацию, в замену изношенных основных фондов возможен рост производительности труда. Но чтобы наращивать частные инвестиции, конечно, нужны банковские кредиты.

Государство со своей стороны тоже участвует в инвестиционных проектах, но это в первую очередь проекты, связанные с развитием инфраструктуры, с вложениями в развитие образования, здравоохранения.

Что касается частных инвестиций, нужно создать благоприятные условия для инвесторов. Например, мы видим, как сейчас многие компании в условиях возросшей неопределенности вместо инвестирования прибыли предпочитают выплачивать повышенные дивиденды. Поэтому нужен комплекс мер для улучшения инвестиционного климата, снижения административных ограничений, обеспечения предсказуемости налоговой нагрузки. И конечно, наряду с этим нужно снижение ставок по кредитам.

Что для этого делает Центральный банк? В первую очередь мы намерены обеспечивать снижение инфляции. Низкая инфляция является неотъемлемым элементом благоприятной инвестиционной деловой среды.

Многие считают, что спусковым крючком для роста кредитных ставок стало повышение ключевой ставки Центрального банка, но на самом деле основой для повышения ставок стал рост инфляции.

Если внимательно посмотреть на то, как формируется ставка для конечного заемщика, для предприятий, то мы увидим: основной ресурс банков – это депозиты граждан и организаций (доля средств Центрального банка хоть и выросла в последнее время, но составляет 9,2%). Люди и предприятия не понесут свои сбережения в банки, если ставки по депозитам будут меньше инфляции. Если депозитные ставки в банках ниже инфляции, люди предпочитают тратить (на товары длительного пользования и т.д.), но не сберегать.

Поэтому ставка по депозитам, а значит, и по кредитам не может быть ниже инфляции. И даже если Центральный банк держал бы ставку сейчас на уровне 5,5%, как это было в начале года, при инфляции на 8,6% годовых, банки не снижали бы ставки по кредитам, а полученные от Центрального банка ресурсы скорее использовали бы на валютном рынке.

Поэтому, если мы хотим снижения ставок по кредитам, нужно снижать инфляцию. Поэтому и Центральный банк так много говорит о снижении инфляции.

Поэтому инфляция по своей сути – это налог на бедных. По опросам, быстрый рост цен остается ключевой проблемой для населения. И когда звучат предложения: «Давайте за счет инфляции простимулируем экономический рост», то мы должны понимать, что это предложение за счет доходов не очень обеспеченных людей профинансировать не самые эффективные проекты. Наша задача – содействовать тому, чтобы заработал процесс отбора именно эффективных, высокопроизводительных проектов в производстве и в импортозамещении. Поэтому Центральный банк наряду с общей политикой снижения инфляции (и необходимого повышения для этого ключевой ставки) и, учитывая отсутствие длинных денег в экономике, ввел специальные, льготные механизмы рефинансирования.

В этом году была объявлена программа рефинансирования под инвестиционные проекты. Кредиты от Центрального банка будут выдаваться на три года по фиксированной ставке на 1,5 процентного пункта ниже ключевой. Вначале планировалось, что льгота будет 1%, но при последнем повышении ставки, когда мы ее повысили достаточно существенно, мы ее увеличили до 1,5%. У нас есть программа по малому и среднему бизнесу. Наша ставка по этому продукту составляет всего 5,5% годовых, но и с такой ставкой программа, к сожалению, плохо реализуется, и мы планируем ее с представителями малого и среднего бизнеса изменить. Есть программа по поддержке несырьевого экспорта. Сейчас работаем над программой поддержки кредитования сельского хозяйства. Но, несмотря на то что мы реализуем такие программы (это не стандартный механизм для Центрального банка), они могут носить ограниченный характер, чтобы не привести к изменению направленности денежно-кредитной политики и повышению инфляции.

Основные же меры поддержки отраслей должны осуществляться в рамках госпрограмм, которые реализует Правительство. Стратегически мы должны снизить инфляцию, чтобы понизить ставки. Низкая инфляция – это предсказуемость финансовых условий, которая необходима для реализации именно инвестиционных проектов. Однако снижать инфляцию мы не будем в ущерб экономике и поэтому всегда строго следим за балансом этих двух аспектов (инфляции и экономического роста). Банк России действует постепенно, ориентируясь на плавное замедление инфляции до 4% в течение ближайших трех лет.

Нередко звучат сомнения относительно реализуемости, выполнимости этой задачи – снижения инфляции до 4%. Но мы считаем ее вполне реальной, хотя и трудной. Этот уровень в 4% адекватен состоянию экономики, он выше, чем в развитых странах, но ситуация там существенно отличается от нашей.

Мы ожидаем, что с учетом принятых нами мер инфляция начнет снижаться со второго квартала 2015 года. К тому времени также в значительной степени будет исчерпано действие тех временных факторов, которые привели к ее росту в этом году.

Если бы Банк России сохранил ключевую ставку неизменной или даже снизил, то это имело бы крайне небольшой эффект на экономический рост, но мы имели бы сейчас более слабый рубль и существенно более высокую инфляцию, что создавало бы риски для финансовой стабильности.

В дальнейшем по мере того, как сформируется устойчивая тенденция к снижению инфляции и инфляционных ожиданий, мы будем готовы смягчить денежно-кредитную политику. По нашим оценкам, это станет возможным во втором полугодии 2015 года.

Теперь о ситуации на валютном рынке. Для снижения курса рубля были объективные факторы, прежде всего, внешние: ограничение доступа наших компаний, банков к внешним финансовым рынкам, снижение цены на нефть, политика Федеральной резервной системы по укреплению доллара. На этом объективном фоне усилилось спекулятивное давление на рубль.

Мы приняли целый комплекс мер, направленных на решение двух проблем: первое – на удовлетворение объективной потребности компаний и банков в иностранной валюте, в том числе для выплаты внешних долгов, и второе – на подавление спекулятивной активности. При этом, как и планировали ранее, отказались от регулярных валютных интервенций и перешли к плавающему курсу рубля.

Плавающий курс смягчает воздействие на экономику со стороны негативных внешних факторов. Сейчас ослабление рубля помогает экономике адаптироваться к объективно изменившимся условиям, поддерживает рост экспорта, создает условия для активизации импортозамещения. Важно, чтобы мы не упустили эти возможности.

Плавающий курс также постепенно приведет к тому, что инфляция будет меньше реагировать на колебания курса. Мы на протяжении последних лет уже наблюдали, что степень реакции цен в стране на колебания курса снижается. Ускорение инфляции сейчас гораздо меньше, чем если бы аналогичное по масштабу ослабление рубля произошло несколько лет назад. По нашим оценкам, например, несколько лет, предшествовавших кризису 2008 года, эффект переноса валютного курса на цены был бы в два раза больше.

Но чтобы все плюсы плавающего курса проявили себя в полной мере, нужно некоторое время на адаптацию экономики и участников валютного рынка.

Банк России не уходит с валютного рынка, мы продолжаем внимательно следить за ситуацией и готовы оперативно реагировать, в том числе масштабными валютными интервенциями, при возникновении рисков для финансовой стабильности.

Перейду к ситуации в банковской сфере. В этом году банки столкнулись, с одной стороны, с ограничением традиционных заимствований на западных рынках, а с другой – с повышенным спросом на ресурсы внутри России. И в этих непростых условиях кредитование экономики в этом году выросло на 5,5 трлн рублей, или на 13% с начала года.

Вместе с тем по отчетности банков видно, что качество кредитного портфеля снижается. Но поскольку Центральный банк требовал от коммерческих банков взвешенной достоверной оценки качества ссуд и формирования под них достаточных резервов и предъявлял более жесткие требования к капиталу, качеству активов, мы считаем, что банки с этой ситуацией справятся.

Поскольку банки наращивают кредитование экономики, им необходимы ресурсы. Для большинства банков одним из самых важных источников являются вклады населения. Мы видим, что темп привлечения средств граждан на депозиты замедлился. Тем не менее показатель прироста вкладов достиг 10% в годовом выражении – это с учетом валютной переоценки. Без учета валютной переоценки цифра меньше – это 4%. Этот уровень, конечно, ниже прошлогоднего, и, видимо, нужны дополнительные меры для того, чтобы привлечь депозиты в банковскую систему.

Для сохранения банками нынешних темпов кредитования многим может потребоваться докапитализация. Это задача собственников банков, решение которой покажет их ответственное отношение к бизнесу, к кредиторам, вкладчикам банков. Сейчас ряд банков уже ведет работу по докапитализации – за десять месяцев 2014 года капитал банковского сектора увеличился на 700 млрд. рублей, или на 9,6%.

Одну из важнейших своих задач Банк России видит в профилактике «заболеваний», то есть в выявлении и предупреждении различных проблем в банковской системе на ранней стадии. И только в крайнем случае, если в банке ситуация не исправляется, мы прибегаем к крайней мере – к отзыву лицензии.

Банк России последовательно проводит политику усиления надзора для оздоровления и укрепления банковского сектора.

Суть этой политики – очищение рынка от хронически неустойчивых или вовлеченных в совершение сомнительных финансовых операций и противоправную деятельность банков.

Нужно понимать, что когда Центральный банк отзывает лицензию, альтернативы этому решению нет, уже все другие меры воздействия исчерпаны. И работа по очищению банковского сектора должна быть реализована во избежание более серьезных проблем, что необходимо для защиты интересов вкладчиков и кредиторов. На сегодняшний день мы констатируем, что значительная часть этой работы уже проведена: в 2013 году было отозвано 32 лицензии, в этом году – 80.

Хочу отметить, что важным стабилизирующим фактором является стабильная на протяжении десяти лет работа системы страхования вкладов. По закону выплаты застрахованным вкладчикам начинаются через две недели после наступления страхового случая.

Банк России продолжает вместе с Росфинмониторингом реализацию политики, направленной на последовательное освобождение банковского сектора от клиентов, проводящих сомнительные операции, и прекращение деятельности банков, чья бизнес-модель, собственно, основана на проведении таких операций. Среди банков, у которых отозвали лицензий в 2013-2014 годах, 76 проводили сомнительные операции – это составляет 68% от общего числа отозванных за этот период лицензий. Значительная часть банков, не дожидаясь отзыва лицензий, прекратили такие операции. Так, в середине 2013 года высокий уровень риска, связанный с проведением сомнительных операций, был присущ 176 кредитным организациям, в первом квартале этого года это 28 организаций, во втором - 24, по результатам третьего квартала - 14. Подчеркиваю: это те организации, которые находятся в зоне риска, и мы будем за ними наблюдать и исходить из того, что они прекратят эти операции.

Результатом надзорных действий стало сокращение объема сомнительных операций.

Мы выделяем два типа таких операций: незаконное обналичивание средств, которое по итогам девяти месяцев сократилось в два раза, и вывод денег за рубеж через банковскую систему. За этот же период, за 9 месяцев, он составил 8 млрд долларов США против 23 млрд долларов за аналогичный период прошлого года. Однако, несмотря на положительную динамику, объемы таких операций все еще велики, поэтому работа в этом направлении будет продолжена и мы будем внимательно следить за тем, куда эти операции перетекают, в том числе в небанковский сектор.

Банк России всегда действует исходя из необходимости защиты интересов вкладчиков и кредиторов, в том числе используя там, где это экономически оправданно, инструмент санации.

В 2013-2014 годах были приняты решения о санации восьми банков. Мы здесь действуем не волюнтаристски, а исходя из объективных критериев: системной значимости банка для экономики страны или региона, экономической эффективности санационных расходов и отсутствия масштабной (на уровне бизнес-модели) вовлеченности банка в сомнительные операции.

К сожалению, порой руководство и собственники кредитной организации не только не принимают мер по финансовому оздоровлению, но и своими решениями и действиями наносят ущерб устойчивости, а также скрывают информацию о реальном финансовом состоянии банка. Недостоверная отчетность, сокрытие информации остаются одной из наиболее острых проблем. Поэтому очень важно применение наконец введенной уголовной ответственности за представление отчетности, скрывающей признаки банкротства, и демонстрация того, что наказание за недостоверную отчетность неотвратимо.

В фокусе надзора находится также агрессивная политика отдельных кредитных организаций в области привлечения вкладов. Мы считаем, что банки, которые привлекают средства граждан по ставкам, существенно превышающим рыночные, должны отчислять и повышенные взносы в Фонд страхования вкладов. И здесь важно ускорение принятия соответствующего закона.

Мы видим, как непросто продвигается работа над законодательными актами в финансовой сфере, и мы благодарны сенаторам за такую работу. Тем не менее нерешенным остается ряд важных проблем, в том числе в области регулирования и надзора, в частности за деятельностью рейтинговых агентств.

Мы рассчитываем на принятие Федерального закона, который создаст равноправные условия для здоровой конкуренции между иностранными и российскими рейтинговыми агентствами. Кроме того, позволит организовать надзор за их деятельностью, чтобы была качественная и неангажированная оценка наших заемщиков и эмитентов. Мы должны создать собственную независимую индустрию рейтинговых агентств.

Считаем важным ускорение принятия закона о банкротстве, который позволит гибко использовать механизмы санации, передавать активы и обязательства в здоровые банки. Также считаем нужным законодательно ужесточить требования к деловой репутации собственников банков.

Мы поддерживаем инициативу о допуске кредитных организаций к информации о доходах граждан, в том числе к сведениям, имеющимся в Пенсионном фонде, в целях подтверждения платежеспособности заемщиков.

Чуть более года назад Банк России стал мегарегулятором, и к функциям контроля и надзора в банковском секторе добавился надзор за другими сегментами финансового рынка. Это огромный пласт работы, десятки тысяч компаний: 572 субъекта страхового дела, 1790 субъектов коллективных инвестиций, почти 4,5 тысячи микрофинансовых организаций, почти 8 тысяч ломбардов и так далее. Для сравнения напомню, что кредитных организаций у нас 842, банков из них 790.

Эти новые полномочия потребовали заметной перестройки внутри Центрального банка, по сути, создания новой инфраструктуры контроля и надзора. Создание мегарегулятора, то есть интеграцию ФСФР, мы завершили на 9 месяцев раньше срока, который был отведен нам законом.

В работе мегарегулятора выделено три направления: регулирование и надзор за участниками финансового рынка, развитие рынка, защита прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров.

Важность контроля трудно переоценить, но еще более значимо сейчас обеспечить развитие финансового сектора в целом. Средства пенсионных накоплений, резервы страховщиков – это источники длинных денег для экономики, это фактор формирования отечественного инвестора, а формирование отечественного инвестора – собственного, внутреннего – приобретает особое значение в условиях ограниченного доступа к внешним рынкам капитала.

Сейчас эти рынки малоразвиты. По состоянию на конец третьего квартала 2014 года, например, отношение активов страховых организаций к ВВП составило 2%, в развитых странах это 30%, пенсионных фондов – 3%, в развитых странах – 70%. Это свидетельствует о том, что указанные секторы рынка имеют очень большой потенциал роста.

Мы считаем, что цели и задачи нашей политики должны быть понятны и прозрачны, и сейчас работаем над проектом Основных направлений развития финансового рынка на 2015-2017 годы. Этот документ будет, по сути, стратегией развития всех секторов финансового рынка. Там будут обозначены и основные направления, и основные механизмы.

Что сейчас сделано конкретно. Начал свое функционирование Комитет финансового надзора (по аналогии с Комитетом банковского надзора). К компетенции этого комитета относятся ключевые вопросы регулирования и надзора на финансовом рынке.

Создана единая инспекция – Главная инспекция Банка России, – которая проводит выездные проверки как кредитных, так и некредитных финансовых организаций. Это обеспечивает сквозной контроль на финансовом рынке, в том числе позволяет снизить риски перемещения сомнительных операций из банковского сектора в небанковский сектор.

На рынке страхования введен, по аналогии с банками, институт кураторства за 20 крупнейшими страховыми организациями, который позволяет на ранних стадиях выявлять проблемы именно крупных страховых организаций.

Усилен надзор в отношении закрытых паевых инвестиционных фондов, пресекается искусственное ценообразование в этой области, которое позволяло «рисовать» балансы с помощью этих инструментов.

Мы усилили надзор за деятельностью депозитариев, для того чтобы пресечь злоупотребления в учете прав собственников и предотвратить наличие фиктивных активов в балансах финансовых организаций.

С 2015 года должна быть запущена система гарантирования в системе негосударственных пенсионных фондов. Сейчас процедуру акционирования согласовали 44 негосударственных пенсионных фонда. Это крупнейшие игроки, на долю которых приходится 90% рынка пенсионных накоплений. И сейчас проводятся тщательные инспекционные проверки этих фондов, для того чтобы в систему попали только финансово устойчивые компании, которые достоверно отражают в том числе финансовую ситуацию.

Серьезные изменения произошли и в сфере регулирования ОСАГО.

В рамках предоставленных законом полномочий Банк России разработал необходимые нормативные акты. В частности, были установлены правила ОСАГО, предельные размеры базовых ставок страховых тарифов, коэффициенты страховых тарифов и требования к их структуре, порядок применения страховщиками при определении страховой премии и так далее.

Банк России летом провел инспекционные выездные проверки 17 страховых компаний с разветвленной сетью на предмет наличия бланков ОСАГО. Мы знаем, что это была проблема, когда просто не выдавались, не заключались договоры, ссылаясь на отсутствие бланков ОСАГО. Количество жалоб на отсутствие бланков – в том числе, мы надеемся, и по результатам проверок – сократилось на 17%.

Одновременно усилен надзор за финансовой устойчивостью страховых компаний, которые занимаются ОСАГО.

Однако на этом рынке еще очень много предстоит сделать, так как проблемы накапливались на протяжении многих лет. И Центральный банк в этом направлении будет активно работать для того, чтобы и бизнес-модель была устойчива у страховых компаний, но прежде всего для того, чтобы обеспечить доступность качественных надежных услуг для клиентов.

Мы создали специальную службу по защите прав потребителей на финансовом рынке. Хотим сделать ее разветвленной и рассчитываем, что количество жалоб увеличится в результате работы этой службы. Люди сейчас иногда просто не жалуются, потому что понимают, что это бесполезно, что ответа не будет. Мы рассчитываем, что по мере роста эффективности нашей работы с точки зрения реакции на жалобы количество жалоб будет увеличиваться и мы сможем реально работать и по усилению контроля и надзора.

В заключение хотела бы сказать, что, конечно, впереди много задач и вызовов этого непростого времени и нужно использовать все шансы для собственного развития, которые даются. И мы исходим из того, что финансовая сфера, финансовый сектор, будет развиваться устойчиво и обеспечивать финансирование экономического роста.

Я хочу особо поблагодарить сенаторов за принятые необходимые законы. Было принято очень много законов за предыдущие сессии. Только в 2014 году по нашей тематике было принято 42 закона, в 2013 году – 27 законов, и мы надеемся на дальнейшую плодотворную работу.

× Закрыть