Председатель Банка России Эльвира Набиуллина выступила на 14 Международном банковском форуме «Банки России – XXI век» (стенограмма)

9 сентября 2016 г., 12.00

Добрый день, уважаемые коллеги!

За прошедшие с начала форума полтора дня вы обсудили большую часть вопросов, связанных с разными аспектами банковского регулирования и развития банковского сектора в целом. Сейчас начнется кросс-секторальная часть программы форума, если ее можно так назвать, – обсуждение Основных направлений развития финансового рынка. Это основополагающий для нас документ. И когда мы впервые представили Основные направления, многие ошибочно восприняли их как документ, не касающийся банковского сектора. Но на самом деле никакой китайской стены между банковской и небанковской частью индустрии нет, и мы как регулятор, как мегарегулятор, стремимся к гармоничному развитию всех секторов финансового рынка. Мы понимаем, что принципы регулирования и надзора для финансового рынка должны быть едиными. И очень правильно, что на традиционном банковском форуме в программу вошло обсуждение Основных направлений, причем уже практических аспектов их реализации.

В своем сегодняшнем выступлении, предваряющем эту важную дискуссию, я хотела бы кратко остановиться на некоторых условиях, которые определяют развитие ситуации в финансовой системе в настоящий момент, влияют на ведение бизнеса и планирование бизнеса.

Кроме того, конечно, форум Ассоциации региональных банков – это наилучшая площадка для того, чтобы обсудить ту реформу, касающуюся создания трехуровневой системы, которую мы предложили в июле.

Начну с изменений денежно-кредитных условий.

В ближайшие месяцы мы ожидаем перехода к структурному профициту ликвидности. Так, за август объем заимствований кредитными организациями у Банка России сократился на 11%, до 2,4 трлн рублей и одновременно в 1,3 раза увеличился объем депозитов, размещенных в кредитных организациях Федеральным казначейством. В результате удельный вес привлеченных от Банка России средств в пассивах снизился за месяц с 3,4 до 3,0%, а средств Федерального казначейства вырос с 0,8 до 1,0%.

Сроки перехода к структурному профициту ликвидности зависят прежде всего от интенсивности расходования средств федерального бюджета.

Но что важно. Мы видим, что в ходе перехода к структурному профициту ликвидности происходит некоторое практически автоматическое смягчение денежно-кредитной политики. И ключевая ставка становится ориентиром для ставок размещения средств, а не для ставок привлечения средств. Такое изменение роли ключевой ставки по сути равнозначно ее снижению. Тем не менее ключевая ставка, хочу это подчеркнуть, в любом случае остается якорем для других ставок денежно-кредитного рынка.

Процесс смягчения денежно-кредитных условий наиболее сильно выразился в снижении депозитных ставок, а также сказался на доходностях облигаций, где кривая имеет ярко выраженный инверсивный характер. Условия кредитования и населения, и предприятий в последние месяцы также немного смягчились.

Формирование структурного профицита ликвидности поощряет рост высокорискованных сегментов кредитного рынка. Нас беспокоит риск возможного быстрого роста необеспеченного потребительского кредитования, что может затормозить процесс снижения инфляции. Так, например, в августе кредиты населению выросли больше, чем кредиты предприятиям (без учета валютной переоценки на 0,8 и 0,2% соответственно). И такая структура прироста кредитов имеет более проинфляционный характер, чем если бы кредиты предприятиям на поддержку нового предложения (иными словами, нового производства) росли быстрее, чем кредиты на поддержку потребительского спроса.

Влияние структурного профицита на ставки и кредитную активность мы принимаем и будем принимать во внимание при принятии решений по ключевой ставке. При прочих равных при структурном профиците ключевая ставка должна быть несколько выше, чем при структурном дефиците ликвидности, для обеспечения равноценного влияния на инфляцию и инфляционные ожидания.

Последние макроэкономические данные внушают определенный оптимизм, хотя они и достаточно разнородны. Но хочу еще раз подчеркнуть, что при принятии решений по ставке мы будем учитывать весь комплекс факторов, внимательно анализировать различные варианты наших действий в этом и в следующем году, их влияние на скорость и устойчивость снижения инфляции, снижение к цели в каждом из сценариев, влияние также на инфляционные ожидания и на экономику в целом.

Мы стараемся подстроить наши действия по ключевой ставке к траектории устойчивого замедления инфляции до 4%, нашей цели к концу 2017 года, поэтому выход хорошей или плохой макроэкономической статистики сам по себе не повод для нашего решения. Основные тенденции и в экономике, и в динамике цен пока не выглядят однозначными и устойчивыми.

Как я неоднократно ранее говорила, денежно-кредитная политика Банка России остается умеренно жесткой и будет такой в дальнейшем. Это означает, что процентные ставки в экономике (включая ключевую) будут на несколько процентных пунктов превышать инфляцию. Это необходимо для того, чтобы и инфляция, и инфляционные ожидания продолжили снижаться и надежно закрепились на низком уровне.

Поддержание реальных (с учетом инфляции) процентных ставок в устойчиво положительной зоне даже при снижении номинальных ставок является важным условием для здорового экономического роста, главными драйверами которого в современных российских условиях должны выступать инвестиции в основные средства, структурные преобразования в экономике и повышение ее эффективности.

Для обеспечения высокой нормы сбережений и создания условий для их трансформации в инвестиции необходимо надежно защитить вклады населения от инфляционного обесценения, и выполнение этого условия будет предопределять весь спектр процентных ставок в банковском секторе.

Положительные реальные ставки процента по банковским кредитам стимулируют производителей и торговых посредников повышать операционную эффективность, а не только рассчитывать на рост цен, предупреждают избыточное накопление долговой нагрузки, уровень которой в нашей стране для некоторых отраслей корпоративного сектора уже находится на уровне, близком к предельно допустимому.

Стабильность процентных ставок и их предсказуемое постепенное снижение по мере замедления инфляции представляются нам важным фактором стабилизации экономики, одним из условий ее перехода к фазе экономического роста, основанного именно на повышении производительности труда и повышении эффективности.

Положительные реальные процентные ставки – это новая реальность, в которой российской экономике, чтобы начать развиваться, предстоит существовать в обозримом будущем. Поэтому всем хозяйствующим субъектам – банкам, предприятиям, органам государственного управления также не следует рассчитывать на внезапное улучшение внешнеэкономической конъюнктуры или облегчение внутренних денежно-кредитных условий, а нужно постараться жить и добиваться успехов в новых условиях, прежде всего повышая производительность, эффективность, снижая затраты.

Теперь несколько слов непосредственно о тех новациях в банковском секторе, которые, я знаю, обсуждались на форуме активно. Мы впервые представили концепцию пропорционального регулирования в банковском секторе – или, как уже вошло в обиход, построения трехуровневой банковской системы – на Международном финансовом конгрессе в начале июля. И мы считаем, что создание трехуровневой банковской системы должно способствовать улучшению структуры банковского бизнеса и создать возможности для повышения эффективности и устойчивости разных банков.

Мы реализуем пропорциональный подход в регулировании и надзоре, исходя из интересов создания более благоприятных условий деятельности банков. Наиболее крупные системно значимые банки в силу угроз, которые их неустойчивость может приносить финансовой системе, выделяются в отдельную категорию, они уже выделены и к ним выше требования. Для крупных и средних банков поменяется базовый набор инструментов регулирования и надзора.  К небольшим банкам, ведущим простой бизнес, будет применяться упрощенная система, но их лицензии будут содержать ограничения по сравнению со всеми остальными кредитными организациями. Реализация этого подхода потребует определенной перестройки работы и банков, и регулятора.

Два месяца, как мы обещали, мы вели обсуждения предложенных подходов  с банковским сообществом. Вчера Михаил Игоревич Сухов говорил о том, как мы модифицировали наши предложения. Мы действительно скорректировали способы определения, к какой категории относить банк, но принципиально идея осталась та же: чем меньше рисков принимает на себя банк, тем проще должно быть регулирование В этом и есть суть пропорционального регулирования. Принцип состоит не в том, что, чем меньше банк, тем проще регулирование, а в том, что, чем меньше риски, тем проще регулирование. При этом более простое регулирование не означает более мягкое, а более пропорциональное, более соразмерное. Этот принцип соразмерности, пропорциональности не напрямую соотносится с размером банка. Ведь даже маленький банк тоже может взять на себя много рисков, и мы это видим на практике,  поэтому регулирование может быть проще тогда, когда банк берет на себя умеренные риски, ведет понятный, прозрачный бизнес, и мы уверены, что интересы клиентов, вкладчиков, кредиторов надлежащим образом защищены.

Изначально мы полагали, что региональные ограничения и ограничения внешних (трансграничных) операций позволяют решить задачу выделения банков, для которых возможно более простое регулирование. Такой был на самом деле опыт и некоторых других стран, который мы рассматривали. Но в современном мире и банковские продукты, и банковские операции, и требования клиентов сильно изменились по сравнению с тем временем, когда другие страны вводили похожие системы.

Перспективы развития дистанционного банковского обслуживания указывают на необходимость ограничения перечня активных операций регионального банка, а не установления территориальных границ. И это же обсуждалось и с банковским сообществом, поэтому мы благодарны за такое предметное, действительно детальное обсуждение, донесение вами своих аргументов по этому вопросу.

Поэтому и с учетом позиции банковского сообщества мы решили отойти от идеи территориальной привязки и ограничиться реализацией принципа, когда характер деятельности таких банков будет определяться и лимитироваться, ограничиваться. Сначала мы неформально называли такие банки региональными, теперь, наверное, нужен другой вариант названия, предлагаю его тоже выбрать вместе. Звучат разные предложения: малые, специализированные, с ограниченной лицензией, со стандартной лицензией, остальные будут универсальными банками. Могут быть и другие предложения, здесь мы готовы это обсуждать. Название – это последнее дело, сначала нужно договориться о принципах, какие будут ограничения, как будет упрощаться регулирование и чтобы банковское сообщество это прекрасно понимало.

Кстати, по пассивам, по способам привлечения средств ограничений мы вводить не планируем, но вот активные операции действительно должны быть четко ограничены, чтобы были понятны риски, в том числе с кредитными операциями, с физическими лицами, включая ипотеку, и малым и средним бизнесом. Возможно и участие этих банков в синдицированном кредитовании, которое, к сожалению, у нас пока у нас не сильно развито.

Мы хотим, чтобы эти банки – региональные, неуниверсальные, малые – фокусировались на локальном бизнесе, наращивали компетенции по анализу качества некрупных заемщиков, а это достаточно сложная работа.  Надо сказать, что в банковской системе ее пока не хватает – умения работать с малым и средним бизнесом. И малый, и средний бизнес, мы это видим по динамике кредитования, оказываются наиболее уязвимыми с точки зрения доступа к финансовым ресурсам. Здесь у таких банков есть явное конкурентное преимущество – это естественная ниша для таких банков.

Мы рассчитываем, что именно за счет малых банков, региональных  банков, неуниверсальных банков кредиты для малого и среднего бизнеса станут более доступными. Развитие малого бизнеса очень важно для нашей экономики, и этап устойчивого роста во много связывается с развитием малого и среднего бизнеса. Банки, работающие с малым бизнесом, на наш взгляд, должны получить приоритетный доступ к профильному специнструменту рефинансирования Банка России. У нас есть специальный инструмент. Им сейчас в значительной мере пользуются крупные банки, которые финансируют малый бизнес. И мы хотели бы, чтобы как раз малые банки в этом случае получали приоритетный доступ к этому инструменту и в принципе приоритетный доступ к финансовым формам господдержки малого бизнеса. Во многом такие банки были бы агентами по проведению таких программ. И мы обсуждали это и с Корпорацией развития малого и среднего бизнеса.

Чуть подробнее остановлюсь на деталях концепции.

В последние годы, вы знаете и все это прекрасно видите, регулирование в банковском секторе во всем мире ужесточалось после кризиса 2008 года. И технически сложные стандарты вводились для того, чтобы снижать риски по сложным финансовым продуктам. Нет смысла применять такие трудозатратные, действительно технически сложные нормы регулирования, когда и сложных продуктов нет, поэтому на неуниверсальные банки не должны распространяться такие требования, которые вводятся для сложных операций, для сложных продуктов, такие как буферы капитала и расчет финансового рычага. Должны быть упрощены и требования к раскрытию информации. Мы должны будем с вами предметно обсудить, как будет раскрываться информация об управлении рисками, в том числе мы рассматриваем возможность упрощения формы расчета капитала с тем, чтобы разрешить банкам не выполнять требования предоставления информации по Базелю III. Ищем другие формы для сокращения объема отчетности, но именно в рамках тех ограничений, тех рисков, о которых я сказала.

Предполагаем, что не будут применяться нормативы мгновенной и долгосрочной ликвидности,  нормативы ликвидности по Базелю III, чистого стабильного фондирования. Не будут применяться и некоторые другие коэффициенты, такие как размеры крупных кредитных рисков, использование капитала для приобретения акций и так далее. Но это все требует более предметного обсуждения, детального. И сегодня, наверно, мы к такому конкретному решению не придем. Но мы бы хотели тем не менее это обсуждение в достаточно короткие сроки провести для того, чтобы уже предлагать изменения в законодательство.

Часа через три вместе с Анатолием Геннадьевичем Аксаковым мы будем подводить итоги форума, и я надеюсь услышать вашу позицию по новым подходам к определению уровней в банковской системе. Конечно, такое решение, еще раз повторюсь, не должно приниматься после столь короткого обсуждения. Но по прозвучавшим вчера идеям, я думаю, было время в некотором смысле их осмыслить, хотелось бы услышать и вашу реакцию с тем, чтобы дальше продолжать работу над этой концепцией. Я на этом хотела бы закончить свое выступление и пожелать вам успехов в вашей профессиональной работе и успехов в продолжении форума. Спасибо.

× Закрыть