Выступление Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной в Государственной Думе Российской Федерации 16 июня 2015 года по вопросу «О годовом отчете Банка России за 2014 год»

Добрый день, уважаемые коллеги!

Представляя годовой отчет Банка России за 2014 год, я кратко остановлюсь на основных направлениях нашей работы: денежно-кредитной политике, регулировании и надзоре в банковском секторе – и в целом на финансовом рынке, развитии национальной платежной системы.

Перед тем как перейти непосредственно к отчету, я хотела бы коротко охарактеризовать текущую экономическую ситуацию, те условия, в которых мы реализуем свою политику. Прошедший год был сложным, снижение цен на нефть и финансовые санкции стали достаточно серьезными вызовами для российской экономики.

При этом экономика начала замедляться, а в инвестициях начался спад еще при высоких ценах на нефть и достаточно низких процентных ставках. И именно это определило специфику текущей ситуации – неблагоприятное изменение внешних условий наложилось на структурное замедление экономики. Сложность ситуации была еще и в том, что экономический спад совпал с высокой инфляцией.

На настоящий момент нам удалось взять инфляцию под контроль. По нашему прогнозу, в конце этого года должен начаться экономический рост (в измерении квартал к кварталу). Конечно, многое будет зависеть от эффективности совместных действий Правительства и Центрального банка.

Наметившееся улучшение, финансовая стабилизация должны подкрепляться структурными изменениями. Без них невозможно обеспечить устойчивый экономический рост. Это улучшение предпринимательского климата в целом, повышение производительности труда. Думаю, что критическим фактором является также инфраструктура.

В течение прошлого года мы должны были достаточно оперативно реагировать на меняющиеся внешние условия. При этом мы не отказались от своих стратегических целей, мы сохраняем приверженность режиму инфляционного таргетирования, который позволяет нам контролировать инфляцию и добиваться ее последовательного снижения.

В начале прошлого года ЦБ активно проводил валютные интервенции, чтобы снизить реакцию рынков на крымские события и поддержать курс рубля. В целом за 2014 год мы осуществили интервенции на сумму около 80 млрд долларов. При этом мы готовились к введению режима плавающего курса. По нашему плану мы должны были завершить переход до конца 2014 года. Банк России в течение года принимал последовательные решения, постепенно отпускавшие курс в плавание.

Политика поддержки рубля за счет интервенций была обоснованной, пока осенью не произошло два важных события. Первое – это введение широкомасштабных финансовых санкций, второе – падение цен на нефть, начавшееся еще летом и резко ускорившееся после ноябрьского решения ОПЕК о несокращении объемов добычи.

Тогда мы приняли решение об ускорении перехода к плавающему курсу. Оглядываясь назад, я хочу еще раз подтвердить, что переход к плавающему курсу для нашей страны был необходим и произошел своевременно. Именно введение плавающего курса обеспечило достаточно быструю нормализацию финансовой ситуации и сохранение золотовалютных резервов. Другие варианты действий с большой вероятностью привели бы к дестабилизации финансовой системы.

В результате действия внешних факторов инфляция выросла до 11,4% по итогам 2014 года. Она, к сожалению, оказалась существенно выше того уровня, на который мы ориентировались.

По нашей оценке, превышение инфляцией целевого уровня в 5% примерно на одну треть обусловлено санкциями, внешнеторговыми ограничениями и на две трети – ослаблением курса. Все эти факторы одноразовые, и мы сейчас уже видим, что инфляция начинает снижаться. И это реакция на тот комплекс мер, который принял Банк России для стабилизации ситуации.

Напомню об этих мерах. Это и переход к плавающему курсу, и непопулярное, но абсолютно необходимое решение по повышению ключевой ставки. Хочу подчеркнуть, что как только ситуация стала стабилизироваться, мы начали плавно снижать ставку. Мы уже четыре раза снизили ее, понимая, как это важно для экономики, для поддержки кредитования.

Банк России ввел нестандартные инструменты рефинансирования, начал предоставлять валюту в долг. Это позволило в условиях ограниченного доступа на внешние рынки нам относительно спокойно в этом году пройти пики выплат по внешнему долгу.

Проведена работа с экспортерами, чтобы наши основные поставщики валюты продавали ее равномерно.

При этом нельзя увязывать наступившую уже в январе стабилизацию финансовой системы только с ростом цен на нефть. Рост цен на нефть позже, конечно, оказал поддержку этому процессу, так как на его фоне начало происходить укрепление рубля, и ситуация даже позволила нам начать восстановление золотовалютных резервов.

Теперь подробнее о наших действиях в сфере денежно-кредитной политики в 2014 году.

Мы приняли решение о доступе к основным инструментам рефинансирования более широкого круга банков (так называемых банков третьей группы) и очень оперативно расширяем ломбардный список. При включении в ломбардный список мы отказались от использования только международных рейтингов, чтобы снизить зависимость от них, делаем собственную оценку активов.

Развиваем специализированные инструменты, чтобы в условиях низкой доступности кредитов, высоких процентных ставок, отсутствия длинных денег, компенсировать так называемые провалы рынка и поддержать кредитование в некоторых сферах.

Речь идет о четырех инструментах – поддержка инвестиционных проектов, малого и среднего бизнеса, военной ипотеки и несырьевого экспорта. Всего на такие инструменты сейчас выделен лимит в 290 млрд рублей.

Специальные инструменты будут ограничены по объемам, чтобы не искажать действие механизмов денежно-кредитной политики. Но раз уж мы ввели эти льготные инструменты, они должны стать эффективными. Сейчас наша основная задача – повысить отдачу от них.

В целом, подводя итог реализации денежно-кредитной политики в прошлом году, хочу отметить, что, во-первых, мы действовали в строгом соответствии с функциями, определенными Конституцией и законом о Центральном банке, а во-вторых, в сложных условиях прошлого года старались действовать гибко, применяли нестандартные подходы, но пользовались при этом исключительно рыночными механизмами.

Какими мы видим наши задачи в текущих условиях? Наша приоритетная задача не меняется – это ценовая стабильность. Несмотря на скачок инфляции в прошлом и начале этого года, мы сохраняем цель по инфляции 4% в среднесрочной перспективе. Достичь ее, по нашим оценкам, реально. Другая важная задача – поддержание финансовой стабильности в текущих непростых условиях. И в-третьих, в конечном итоге мы стремимся к тому, чтобы создать сбалансированные макроэкономические условия для перевода экономики на модель устойчивого экономического роста.

Решать поставленные задачи придется в непростых внешних условиях. Темпы роста мировой экономики будут невысокими, будет меняться денежно-кредитная политика в других странах, что будет оказывать влияние и на российскую экономику; рынок нефти останется, по-видимому, нестабильным. Поэтому экономике придется адаптироваться к новым реалиям, когда будут происходить колебания и цен на нефть, и курсов валют и в ту, и в другую сторону.

К банковской сфере. Изменение экономической ситуации в прошлом году не могло не сказаться на банках. Динамика в прошлом году в целом была неплохая по всем экономическим показателям – росли активы, кредиты. Прибыль, хотя и снизилась по сравнению с 2013 годом на 40%, была значимой – 600 млрд рублей. Но в конце года ситуация, конечно, начала меняться. Мы видим замедление темпов кредитования. В этом году в некоторые месяцы мы наблюдали и убытки по банковской системе в целом. Прибыль за январь–май текущего года составила 9 млрд рублей. Кредиты экономике за 5 месяцев сократились на 3%, с поправкой на валютную переоценку – на 1,5%. Капитал при этом вырос на 1,2%. Это важно, поскольку рост капитала – ключевое условие для наращивания кредитования экономики.

Была переломлена тенденция к оттоку вкладов (сейчас идет их приток) и их долларизации.

Сектор ипотечного кредитования был поддержан правительственными мерами. Сейчас мы видим некоторое оживление этого рынка. По нашим оценкам, эта тенденция продолжится и жилищное строительство поддержит экономику. Это локомотив для развития многих секторов.

Наша банковская система в целом устойчива, и банки – в том числе с помощью государства – отвечают на существующие вызовы.

Чтобы дать банкам возможность адаптироваться к изменившейся ситуации и поддержать банковскую систему в наиболее сложный период, мы временно смягчили регулирование. Задача состояла не в том, чтобы банки смогли замаскировать свои проблемы, а в том, чтобы смягчить влияние внешних факторов, дать возможность банкам адаптироваться к новой ситуации.

Сейчас мы уже постепенно начинаем выходить из режима антикризисного регулирования. После обсуждения с банковским сообществом было принято решение о постепенной отмене этих мер.

Безусловно, позитивную роль сыграли решения о дополнительной капитализации банковской системы. Я хочу поблагодарить Думу за это решение.

Общая позиция и Правительства, и Банка России по докапитализации банков состоит в том, что эти средства должны идти не на латание дыр в капиталах банков (это не помощь собственникам), а на наращивание кредитования реальных секторов экономики.

К сожалению, ставки по банковским кредитам выросли, и доступность кредитов для экономики резко снизилась. Однако мы видим, что в последние месяцы, в том числе вслед за снижением нами ключевой ставки, а главное, вслед за уменьшением инфляционных рисков, банки начинают постепенно снижать и ставки по кредитам.

Далее. Сложности в экономике и в финансовой сфере – не повод сворачивать политику оздоровления банковского сектора. Более того, мы считаем необходимым усилить надзор за банками.

В 2014 году были отозваны лицензии на осуществление банковских операций у 86 кредитных организаций, с начала 2015 года – у 30 кредитных организаций, в основном в связи с нарушением банковского законодательства, сомнительными операциями, накопившимися финансовыми проблемами, а также сокрытием реального финансового положения путем искажения отчетности.

Задача надзора на ближайшее время – выявлять проблемы у банков на как можно более ранней стадии. Это позволит защитить и стабильность финансовой системы, и кредиторов банков.

Что касается борьбы с сомнительными операциями, количество банков, обслуживающих интересы теневой экономики, постоянно снижается: сейчас их, по нашим оценкам, около 20, а когда мы начинали, было около 150. Сократился объем вывода средств за рубеж и обналичивания через банковскую систему. И здесь мы задействуем те полномочия, которые появились у нас благодаря изменениям в законе, который принял парламент. И за это я также хочу отдельно вас поблагодарить.

Мы последовательно выдавливаем сомнительные операции из банковского сектора. Сейчас задача – внедрить сквозной надзор и за кредитными, и за некредитными организациями, используя наши функции как мегарегулятора, чтобы сомнительные операции не перетекали из банковского в небанковский сектор.

Прошлый год для нас был важным как первый полноценный год работы мегарегулятора. Мы завершили переходный период на 9 месяцев раньше, чем планировалось. Кроме перестройки внутренней работы Банка России, активно шла работа по подготовке законодательных инициатив. Мы продолжаем развивать инфраструктуру финансового рынка: создаем новые и улучшаем действующие инструменты. Без законодательных изменений невозможно качественно улучшить систему регулирования и надзора на финансовых рынках.

Негосударственным пенсионным фондам предстояло пройти акционирование и вступить в систему гарантирования. Мы пропустили через свою инспекцию негосударственные пенсионные фонды перед их вступлением в систему гарантирования. В итоге в систему вошло 26 фондов. В результате надзорных действий многие фонды были обязаны улучшить качество активов, сделать прозрачной схему владения, с тем чтобы в системе гарантирования были только реально жизнеспособные фонды, которые могут обеспечить сохранность пенсионных накоплений. В дальнейшем мы будем вести очень жесткий мониторинг и надзор за этими фондами.

По страхованию. Мы реализовывали новое законодательство по ОСАГО, увеличивали тарифы. Решение тоже не очень популярное, но необходимое, чтобы обеспечить экономическую эффективность ОСАГО. Одновременно мы совместно с рынком ищем новые точки роста. В частности, речь идет о развитии страхования жизни и медицинского страхования.

Нам приходилось принимать и надзорные меры. Недавний пример – ограничение на две недели лицензии крупнейшего игрока на рынке. Для рынка, конечно, ограничение лицензии такого крупного игрока было незаурядным событием. Мы, как регулятор, понимали всю ответственность такого шага, но считаем необходимым в интересах потребителей применять весь арсенал доступных мер для наведения порядка и ликвидации недобросовестных практик, таких как навязывание услуг, неприменение коэффициента бонус-малус и т.д.

Мы создали службу по защите прав потребителей, уделяем особое внимание работе с жалобами, будем стараться сделать процедуру подачи жалоб максимально удобной для граждан и оперативно реагировать на них. Одной из важных задач является разработка концепции финансовой грамотности. Мы также считаем необходимым условием цивилизованного функционирования финансового рынка обеспечение доступности финансовых услуг.

Еще одно направление нашей деятельности – создание национальной платежной системы. Меньше чем за год с момента принятия решения был создан процессингово-клиринговый центр и на него переведены внутрироссийские транзакции международных платежных систем. Сейчас полным ходом идет работа по созданию собственной платежной карты.

В завершение я хотела бы отметить, что ответственным этапом нашей работы в прошлом году стала интеграция Крыма в российскую финансовую и платежную систему. Осуществлен ускоренный перевод расчетов из гривен в рубли. Изначально по закону мы должны были это сделать до 1 января 2015 года, но стало очевидно, что такой длинный период хождения двух валют нецелесообразен; в итоге такой переход был осуществлен за два месяца.

На территории Крыма открыты 530 отделений российских банков, которые готовы оказывать клиентам полный перечень услуг. Организована работа по наличному денежному обращению, доставлено необходимое количество монет и банкнот.

Немного о внутренних изменениях в Банке России. В 2014 году были проведены серьезные преобразования в организационной структуре Банка России. Цель преобразований – повысить нашу внутреннюю эффективность и оптимизировать численность.

Начатые в 2014 году мероприятия по преобразованию территориальной сети Банка России завершены в январе 2015 года.

79 главных управлений и национальных банков преобразованы в семь главных управлений с входящими в их состав отделениями. В связи с вхождением в состав Российской Федерации Республики Крым и города федерального значения Севастополя в 2014 году стали функционировать Отделение Республика Крым и Отделение Севастополь.

В целом в результате проведенной в 2014 году работы по оптимизации структуры численность персонала Банка России уменьшилась на 3,5 тыс. единиц, или на 5,3%, и составила на начало 2015 года 61,8 тыс. единиц. Хочу отметить, что сокращение происходило на фоне того, что Банку России были переданы обширные полномочия как мегарегулятору. Но мы и дальше будем продолжать работу по оптимизации численности.

В заключение хочу сказать, что перед Банком России стоят непростые задачи в непростой период для жизни страны. Мы понимаем всю меру своей ответственности. Я уверена, что есть все предпосылки, чтобы нашими совместными действиями вывести экономику на траекторию устойчивого роста, обеспечивая необходимую макроэкономическую, финансовую стабильность.

Спасибо большое за внимание.

× Закрыть