Интервью Первого заместителя Председателя Банка России К.В. Юдаевой агентству ИТАР-ТАСС 4 февраля 2014 года

Ксения ЮДАЕВА: сейчас связь между курсом и инфляцией не такая высокая как раньше

Первый заместитель Председателя Центрального банка Российской Федерации Ксения Юдаева убеждена в надежности рубля в среднесрочной перспективе. Поэтому основные усилия Банка России будут направлены на борьбу с инфляцией, заявила Юдаева в интервью ИТАР-ТАСС.

— Что сегодня в первую очередь влияет на динамику курса рубля? Можно ли, например, говорить о том, что Центральный банк столкнулся с мощной спекулятивной атакой, как, например, это было в 2008 году?

— То, что сейчас происходит, не имеет ничего общего с 2008 годом. Тогда мы наблюдали взрыв нестабильности в глобальной финансовой системе и глобальный экономический кризис. Эпицентром проблем были развитые страны, прежде всего, США. Сейчас все иначе. В экономиках большинства развитых стран начался рост. Острая фаза кризиса доверия в финансовом секторе преодолена.

Тем не менее, к снижению волатильности рынков это пока не привело. Связано это во многом с тем, что в последние годы центральные банки развитых стран изобрели много антикризисных инструментов. И теперь инвесторы не до конца понимают, как эти антикризисные программы будут сворачиваться, и что в связи с этим будет происходить. А инвесторы часто поддаются стадному инстинкту. И сейчас идет отток средств с развивающихся рынков, к которым относится и Россия.

— На рынке существует мнение, что падение рубля отчасти спровоцировал сам ЦБ, который стал слишком часто повышать границы валютного коридора, чем и вызвал панику.

— Политику валютного коридора мы проводим уже в течение 5 лет. Действуем по правилам, которые определяют объемы интервенций внутри и на границе коридора. Сдвиг коридора происходит после накопления фиксированного объема интервенций — сейчас это 350 млн. долларов США. Когда идет давление на рубль, как это происходило в последнее время, рубль сдвигается в верхние диапазоны коридора или на границу. Согласно правилам, в этих случаях увеличиваются объемы интервенций и, соответственно, частота сдвигов коридора. То есть мы следуем за рынком, но и одновременно сглаживаем рыночные колебания.

— Экономисты считают, что есть и фундаментальные причины происходящего: рост экономики США, сворачивание программы количественного смягчения, спад в российской экономике, сокращение профицита платежного баланса. Иными словами, рынки больше верят в доллар, чем в рубль...

— Рост экономики США и сворачивание программы количественного смягчения действительно повысили интерес инвесторов к этой стране.

Если говорить о рубле в контексте того, какую валюту можно считать твердой, то я бы хотела напомнить о том, что в нашей стране достаточно сильны так называемые фундаментальные факторы, определяющие устойчивость валюты в долгосрочной перспективе. Вы упомянули экономический спад — это не так, российская экономика растет, хоть темп ее роста и снизился, причем примерно в той же пропорции, что и темпы роста некоторых других развивающихся рынков, например, Бразилии или Мексики. Сальдо текущего счета в России хоть и уменьшилось, но остается положительным. Бюджет — сбалансирован. Государственный долг — один из самых низких в мире. По этим последним трем показателям Россия находится в лучшем положении, чем большинство стран с развитыми и развивающимися рынками. Все эти факторы обеспечивают надежность рубля в среднесрочной перспективе.

Традиционная российская проблема — это относительно высокая инфляция. Твердая валюта должна обеспечивать сохранность сбережений и инвестиций, произведенных в этой валюте. И поэтому именно инфляция является сейчас основной заботой Банка России.

Главный вопрос — как происходящие сейчас движения на валютном рынке скажутся на инфляции. Первичные эффекты — незначительные. Да, Россия много импортирует. Но мы импортируем, в том числе, например, из Белоруссии молочные продукты, одежду из Турции, а турецкая валюта подешевела к доллару больше, чем российский рубль.

— И все же исторически люди очень болезненно реагируют на резкие скачки доллара, ожидая резких скачков цен...

— Люди действительно на это так реагируют, они хорошо помнят времена, когда связь между курсом и инфляцией была очень высокой. Сейчас это не так, но память осталась. Именно поэтому мы и не отказываемся от сглаживания резких колебаний курса. Сейчас в рамках валютного коридора мы совершаем операции на постоянной основе. И в дальнейшем будем проводить операции, направленные на снятие угроз для финансовой стабильности, предотвращение финансовой паники.

Надо понимать, что быстро изменить поведение людей не удастся: чтобы переубедить людей, надо снизить инфляцию и достаточно долго удерживать ее на низком уровне.

— Центробанки других развивающихся стран уже повысили ставки. От Банка России можно ждать такого же решения?

— Некоторые центробанки подняли ставки для того, чтобы смягчить падение курсов национальных валют. Чаще всего это страны, у которых нет других возможностей для влияния на курс.

В нашем случае решение по ставкам принимается исходя из комплексного анализа ситуации в экономике, на рынке труда, инфляции и инфляционных ожиданий. Колебания курса влияют на цены на отдельные товары и инфляционные ожидания, и мы учтем эти факторы наряду с другими при принятии решений по ставкам.

— Замминистра экономического развития РФ Андрей Клепач сказал в пятницу, что ситуация на валютном рынке может привести к ускорению инфляции. Его прогноз на конец года — 5,2%. Это совпадает с вашими оценками?

— Мы никогда не предсказывали 4,8%, как Министерство экономического развития. Наша цель — 5% по итогам года. Лично я думаю, что наша цель будет достигнута.

— Обозначен ли у ЦБ какой-то критический уровень золотовалютных резервов, ниже которого нельзя спускаться?

— В качестве минимального комфортного уровня резервов обычно рассматривается объем, покрывающий трехмесячный импорт или краткосрочные платежи по внешнему долгу, а также уровень денежной базы. Российские резервы сейчас порядка 500 млрд долларов США, что существенно выше всех этих показателей.

— Вы согласны с мнением о том, что проведение Олимпиады в Сочи может способствовать укреплению курса рубля?

Я с удивлением обнаружила, что все это обсуждают так серьезно. Конечно, приедут туристы, а значит, будет дополнительный приток капитала в страну. По балансу текущих операций туризм — это экспорт услуг. Какой-то эффект будет. Но мне кажется, что все обсуждают этот фактор как гораздо более масштабный, чем он есть на самом деле.

Беседовал Игорь Тросников

× Закрыть