Интервью Председателя Банка России Э.С. Набиуллиной информационному агентству «Рейтер» 26 мая 2014 года

ЦБ РФ снизил прогноз роста экономики, видит стимулы в инвестициях

Центробанк РФ ждет, что экономика в этом году прибавит лишь 0,5 процента, и это слишком низкие темпы для России, которой необходим мощный поток инвестиций для долгосрочного устойчивого роста выше 2 процентов, сказала глава Банка России Эльвира Набиуллина в интервью «Рейтер».

Банк России с марта дважды ухудшил прогноз увеличения российской экономики, которая пока держится на плаву благодаря последствиям ослабления рубля, повышающего доходность экспорта и подогревающего потребительский спрос.

«Мы сейчас проводим переоценку прогноза на текущий год. Предыдущая оценка была около 0,9 процента, предварительная новая - около 0,5 процента», — сказала Набиуллина. — При этом считаю любые споры на тему прогнозов экономического роста на этот год схоластическими: нет особой разницы ноль, или 0,2 процента, или 0,5 процента (роста ВВП). Это в любом случае слишком низкие для нашей страны темпы роста«.

В феврале ЦБ понизил прогноз роста ВВП РФ до 1,5-1,8 процента с 2 процентов, в конце марта, который ознаменовался экстренным повышением ставок на фоне финансовой нестабильности из-за конфликта Украины и Москвы, присоединившей Крым, регулятор еще раз ухудшил оценку до менее 1 процента роста.

«Текущие рабочие оценки темпов роста экономики на 2015-2016 годы — в диапазоне от 1,5 до 2 процентов. Чтобы получить большие (более высокие) темпы роста, нужен перелом в динамике инвестиций и структурные меры», — сказала Набиуллина в кулуарах экономического форума в Санкт-Петербурге.

В феврале прогноз ЦБ роста ВВП на 2015-2016 годы был снижен до 1,7-2,0 процента с предыдущих 2,5-3,0 процента. Минэкономики также ждет роста экономики в этом году на 0,5 процента.

По словам Набиуллиной, данные за апрель свидетельствуют о некоторой экономической стабилизации по сравнению с мартом, и до окончания второго квартала и получения статистических данных о состоянии экономики говорить о технической рецессии пока рано.

«С одной стороны, геополитическая ситуация усилила замедление роста российской экономики, но с другой, она заставляет мобилизоваться и быстрее проводить те структурные преобразования, которые необходимы», — считает Набиуллина.

Президент России Владимир Путин, выступая в Петербурге, пообещал дешевое долгосрочное финансирование для ускорения темпов роста экономики.

 

НЕТ ИНВЕСТИЦИЙ — НЕТ РОСТА

Подспорьем экономике в краткосрочной перспективе послужит чистый экспорт и потребительский спрос, который подстегивает девальвация рубля и инфляционные ожидания, говорит Набиуллина.

«Эти два фактора в краткосрочной перспективе поддерживают экономику, но если говорить о долгосрочной перспективе роста, то нужно запустить более масштабный механизм инвестиций», — говорит она.

«Сейчас динамика инвестиций — даже более важный показатель, чем текущие темпы роста экономики. Если добьемся перелома и получим устойчивые темпы увеличения инвестиций, то это станет основой долгосрочного экономического роста».

Ослабление рубля, который за полгода с конца октября 2013 года до начала мая 2014 года потерял порядка 13 процентов к доллару США и евро, стало основной причиной ускорения инфляции и оттока капитала из России.

Российско-украинский конфликт обернулся для РФ более жесткой денежно-кредитной политикой ЦБ, дважды за неполные два месяца повысившего ключевую ставку в надежде обуздать всплеск инфляции из-за геополитических рисков.

«Мы подняли ключевую ставку, потому что произошли непредвиденные события, которые усилили ослабление рубля и повысили инфляционные ожидания. Предварительная оценка вклада ослабления рубля, наблюдавшегося в конце прошлого и начале этого года, в инфляцию составляет примерно 0,6-0,7 процентного пункта при годовом темпе инфляции 7,49 процента по состоянию на 19 мая», — сказала Набиуллина.

В феврале ЦБ оценивал эффект переноса в 0,5 процентных пункта.

«Влияние этого фактора сохранится еще некоторое время, поэтому мы ожидаем, что до конца первого полугодия будет повышенный уровень инфляции до 7,5 процента, затем инфляция постепенно начнет снижаться, и к концу года, по нашей оценке, выйдет на уровень около 6 процентов», — сказала Набиуллина.

По ее словам, инфляция должна снизиться под влиянием более низких темпов индексации тарифов на услуги естественных монополий, хорошего урожая и стабилизации на валютном рынке.

«На инфляцию в 4 процента мы намерены выйти к концу 2016 года», — сказала Набиуллина.

Снижать ставки ЦБ готов только, если будет уверен в приближении инфляции к этому уровню.

ЦБ видит замедление оттока капитала из РФ, который в первом квартале вырос более чем вдвое до $63,7 миллиарда, и по оценке регулятора, в этом году составит $85-90 миллиардов.

«В базовом сценарии мы ожидаем стабилизации ситуации на рынке, стабилизации валютного курса и инфляционных ожиданий. Ожидаем, что будет происходить обратная „внутренняя конвертация“, правда, растянутая во времени, долларовых сбережений в рублевые, а также возврат депозитов в банковскую систему, и восстановление темпов роста депозитов до значений, которые были в начале этого года, — 18-19 процентов», — сказала Набиуллина.

 

РИСКИ ИЗОЛЯЦИИ

Влияние санкций Запада, который не признал присоединение Москвой Крыма, Набиуллина видит в реакции населения и бизнеса, переводившего сбережения в валюту, что повысило инфляционные риски, и ограничении доступа на внешние рынки заимствований.

«В апреле кредиты нефинансовым организациям выросли за месяц на 2 процента, или до 18 процентов в годовом выражении. Это достаточно высокий уровень по сравнению с 12,7 процента в 2013 году. Часть этого прироста связана с замещением внешних займов», — говорит она.

Это вызвало рост спроса банков на рефинансирование Банка России, объемы которого достигли рекордных уровней выше 5 триллионов рублей.

«Банк России располагает необходимым инструментарием для смягчения последствий санкций... И финансовый, и корпоративный сектора могут вполне справиться с теми долгами, которые у них есть. В целом, финансовая система готова к рисковым сценариям закрытия внешних рынков», — считает Набиуллина.

Набиуллина говорит, что несмотря на некоторый дефицит обеспечения у банков, ЦБР в состоянии удовлетворить возрастающие потребности в рефинансировании без запуска беззалоговых кредитов.

«В нынешних условиях с имеющейся линейкой инструментов, некоторой ее адаптацией и расширением, мы обеспечим рефинансирование банковского сектора».

ЦБ дорабатывает механизм контрактных линий ликвидности в рамках внедрения стандартов Базель III, для помощи банкам с нормативом краткосрочной ликвидности, введение которого запланировано с 1 января 2015 года.

«На первом этапе доступ к нему будет ограничен определенным кругом банков. О деталях можно будет говорить позднее, после заседания совета директоров, который запланирован на ближайшее время», — сказала Набиуллина.

В случае необходимости ЦБ готов также предоставить банкам валютное рефинансирование, но в текущих условиях пока считает этот инструмент нецелесообразным.

Объемы рефинансирования под инвестпроекты, которое запускает ЦБ, будут небольшими и не приведут к смягчению денежно-кредитной политики в нынешних условиях, сказала Набиуллина.

 

КОМПРОМИССНЫЙ ПЛАТЕЖ

Набиуллина считает, что российские власти найдут компромисс, при котором международные системы Visa и MasterCard смогут остаться в России.

«Мы обсуждали тему обеспечительного взноса с международными платежными системами, окончательное решение пока не принято. Я считаю, что мы можем найти вариант, при котором они останутся на российском рынке при понимании, что создается система, которая страхует наших граждан от недружественных решений, принимаемых в других юрисдикциях», — сказала она.

Крупнейшие в мире системы платежных карт — Visa и MasterCard готовы остаться в России, но ждут от неё пересмотра решения об ужесточении условий работы на рынке, введённых в ответ на коснувшиеся российских банков санкции Запада после аннексии Крыма.

Угроза паралича операций по картам международных систем, к которым для работы в России законодатели предъявили драконовские требования, встревожила банкиров и часть потребителей в России, успевших привыкнуть к удобству карточных платежей.

«Россия будет строить свою систему платежных карт — это решение принято, так как последние события вокруг Visa и MasterCard заставляют более серьезно относиться к возможным рискам, — сказала Набиуллина. — Но это не означает, что международные платежные системы будут выталкиваться с российского рынка, граждане привыкли пользоваться их картами. Национальная система будет находиться с международными во взаимодействии.

Набиуллина также сказала, что ЦБ готов следовать идее конвертации выданного подконтрольному ему Сбербанку субординированного кредита в капитал первого уровня.

«Решение не приняли, но готовы обсуждать».

В кризис 2008 года Сбербанк получил от ЦБ в капитал второго уровня 500 миллиардов рублей, из которых вернул 200 миллиардов рублей.

Путин пообещал увеличить капитализацию «системно значимых банков» и конвертацию субординированных кредитов в «префы».

 

Высказывания Э.С. Набиуллиной, не вошедшие в текст интервью

ОБ ЭКОНОМИКЕ

«Есть факторы, которые поддерживают экономический рост. Прежде всего, это чистый экспорт. Здесь, видимо, играет свою роль ослабление курса рубля — его положительное влияние на рост растянуто во времени, но оно есть и еще не весь эффект выбран. Второй фактор — это рост потребления, который наблюдается, несмотря на снижение темпов роста как розничного кредитования, так и доходов населения. Увеличение потребления стало обратной стороной ослабления рубля и роста инфляционных ожиданий.

Инвестиции очень чувствительны к факторам неопределенности. Рост рисков, прежде всего, ведет к тому, что предприятия откладывают принятие инвестиционных решений. Поэтому политика ЦБ по стабилизации ситуации на рынках, включая и меры процентной политики, а также расширению операций рефинансирования, направлена, в том числе и на скорейшее создание условий для возобновления инвестиций.

Помимо больших контрактов в ТЭК (как с Китаем), необходим большой объем частных инвестиций в перерабатывающие сектора».

 

ОБ ИНФЛЯЦИИ

«Положительное влияние на снижение инфляции должны оказать более низкие темпы индексации тарифов на услуги естественных монополий. Мы также ожидаем хорошего урожая и постепенного снижения инфляционных ожиданий, в том числе и в результате стабилизации на валютном рынке.

В настоящий момент мы уже наблюдаем снижение долларизации депозитов, возврат части иностранных инвесторов на российские рынки, а также увеличение продажи валютной выручки экспортерами, которые, судя по всему, придерживали такие продажи в первом квартале».

 

О САНКЦИЯХ

«Санкции и ожидание их введения влияют на экономику России, но нельзя сказать, что это влияние масштабно. Реакция населения и бизнеса выразилась, прежде всего, в понижении склонности к сбережениям и предпочтении сбережений в иностранных валютах. Эти факторы обусловили возросшие риски для инфляции и финансовой стабильности, что стало причиной повышения ключевой ставки и изменения параметров интервенций на валютном рынке. Мы адаптировали свою политику к тем условиям, которые возникли. По мере стабилизации ситуации мы будем продолжать курс на повышение гибкости рубля.

В банковском секторе влияние санкций проявилось в том, что некоторые корпоративные заемщики и финансовые институты столкнулись с ограничениями заимствований на внешних рынках. Поэтому они обратились в наши банки, которые стали выдавать больше кредитов.

Как регулятор, мы прорабатываем разные сценарии и меры на случай распространения санкций на банковский сектор, но я надеюсь, что они не понадобятся».

 

О СИСТЕМЕ РЕФИНАНСИРОВАНИЯ

«В нынешней ситуации нет необходимости включать механизм беззалогового кредитования, но мы можем начать его использовать в любой момент, если потребуется.

Мы расширяем перечень эмитентов, ломбардный список, активов, под которые даем рефинансирование. Понимая, что есть риски массового отзыва международных рейтингов или их изменения, мы развиваем собственные компетенции по оценке эмитентов и активов.

В текущих условиях мы считаем нецелесообразным предоставление валютного рефинансирования, но не исключаем, что если того потребует ситуация, то будем кредитовать банки в валюте.

Мы будем развивать механизмы рефинансирования инвестпроектов. Но по объему они будут небольшими и не окажут влияния на общую направленность денежно-кредитной политики. Масштаб рефинансирования по этому инструменту не приведет к смягчению денежно-кредитной политики в нынешних условиях».

 

Беседовала Оксана Кобзева

× Закрыть