Интервью директора Департамента денежно-кредитной политики И.А. Дмитриева газете «Комсомольская правда» 11 марта 2017 года

Директор департамента Банка России Игорь Дмитриев: Кредиты будут дешеветь, а инфляция – падать

ЦБ обещает понизить ключевую ставку с 10% до 6-7%, когда рост цен закрепится на 4% в год

Наша валюта с начала года сильно укрепилась. Темпы инфляции все ниже. Но ставки по кредитам пока не слишком быстро падают. О том, что происходит в российской экономике и чего ждать до конца года, мы поговорили с главой департамента денежно-кредитной политики Банка России Игорем Дмитриевым.

БОЛЬШЕ ИНВЕСТИЦИЙ - ВЫШЕ РОСТ ЭКОНОМИКИ

— Игорь Александрович, такое ощущение, что Центробанк зациклился на одной вещи - снижении инфляции до 4%. Почему?

— Нам нужно наконец замедлить рост цен. Это позволяет людям жить лучше, помогает сохранить накопления. Приведу такой пример. При инфляции в 4% стоимость сбережений (то есть то, что на них реально можно купить) уменьшится в два раза за 17 лет. При инфляции в 10% - уже через 7 лет. Вот мы и боремся за то, чтобы рубль как можно дольше сохранял свою покупательную способность. И у нас есть успехи: в 2015 году инфляция достигала 17%, а в начале этого года опустилась ниже 5%.

— Государству что от этого?

— Если люди видят, что сбережения сохраняются, это создает базу для инвестиций, причем долгосрочных. Всегда есть те, кто готов вложить деньги в нашу экономику. Вопрос - на какое время? При высокой инфляции максимум на год-два. Если же рост цен будет низким, срок увеличится, станет больше инвесторов, и это обеспечит устойчивый и качественный экономический рост.

КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА - ГЛАВНЫЙ РЕГУЛЯТОР

— Как ЦБ не дает расти ценам? Запрещать же их повышать сейчас нельзя...

— Это можно сделать с помощью ключевой ставки (процента, под который ЦБ дает деньги коммерческим банкам). Мы можем повышать или уменьшать ключевую ставку и таким образом влиять на стоимость денег в экономике.

— И как в итоге это воздействует на инфляцию?

— Если стоимость денег высокая, то при прочих равных люди больше склонны сберегать, а не тратить. Это снижает потребительскую активность и замедляет рост цен.

— Вот многие экономисты именно это вам в вину и ставят. Мол, экономику загубите, пока своей цели добьетесь. Ключевая ставка сейчас - 10%. А инфляция - уже ниже 5%, как вы сами сказали. Почему ниже-то не опускаете?

— Мы будем снижать ее, но постепенно. Когда инфляция опустится до 4% и прочно закрепится на этом уровне, ставка может быть 6,5 - 7%. В ближайшие месяцы потенциал снижения хоть и ограничен, но остается. Еще раз подчеркну: важно не только разовое уменьшение до 4%, но и закрепление на этом уровне. А здесь роль играют инфляционные ожидания. Когда многие люди не верят и ожидают высокий рост цен, они покупают больше сегодня, и это подстегивает инфляцию. Поэтому нам придется даже после достижения 4% еще какое-то время держать ключевую ставку выше 7%, чтобы закрепить низкий уровень инфляции.

КРЕДИТЫ БУДУТ ДЕШЕВЕТЬ, НО ПОСТЕПЕННО

— А сейчас какие ожидания? Кто и как их измеряет?

— Каждый месяц Фонд «Общественное мнение» проводит для нас опросы населения. Спрашиваем, что люди думают по поводу цен (будут они расти или снижаться). Так получаем информацию об их взгляде на инфляцию. Кроме того, мы высчитываем ожидания участников рынка, заложенные в цены облигаций и других финансовых инструментов. Например, сейчас они ожидают инфляцию на уровне 4,7%. А полтора года назад было 6,5%. А люди думают, что будет 12%...

— Почему? Не верят Росстату? Или мы слишком долго жили при высокой инфляции?

— Основная причина - высокая ощущаемая инфляция. Когда говоришь, что сейчас всего 4,7%, то у многих это вызывает ухмылку. Большинство людей уверены, что «инфляция в магазине» на самом деле гораздо выше.

— А она и правда выше?

— Все дело в психологии. Инфляция неоднородна по разным группам товаров. Многие не дорожают вовсе или даже дешевеют. Например, свинина, рыба, курица и яйца, сахар, гречка, мука. Но некоторые товары могут расти в цене, и именно на них мы фокусируем внимание. Негативная память сильнее. Вот два года назад цены взлетели, люди это запомнили. И хотя за последний год цены почти не изменились, в памяти все равно сидит тот факт, что в 2014 году подсолнечное масло стоило 65 рублей, а сейчас - почти 100. Нужно время, чтобы люди привыкли к низкой инфляции.

— Если рост цен снизится, то и кредиты подешевеют?

— Да, по мере снижения ключевой ставки кредиты будут дешеветь.

ДЕФЛЯЦИИ ДОПУСТИТЬ НЕЛЬЗЯ

— То есть вы добиваетесь пусть небольшой, но все же инфляции. А вниз цены не могут пойти? Так даже лучше было бы...

— Дефляция кажется более приятной перспективой, чем инфляция, но и она опасна. Представьте: вы знаете, что товар, который вы хотите купить, завтра будет дешевле. Что сделаете в таком случае? Наверное, отложите приобретение на потом. И так поступят многие. В итоге спрос снизится, а потом возникнет так называемая дефляционная спираль. Все будут ждать, когда все еще больше подешевеет, спрос и производство упадут, инвестиций не будет, развитие экономики остановится. И вот кризис. Так что и высокая инфляция (20%), и дефляция (0% и ниже) - одинаково плохо для людей. Лучше всего небольшая стабильная инфляция, около 4% в год.

— Но ведь в развитых странах за эталон принимается 1 - 2%. Почему у нас больше?

— Наша цель установлена с учетом особенностей экономики страны. У нас пока конкуренции не хватает, рынки не очень хорошо развиты, низкая эффективность. Сейчас в России поддерживать инфляцию в 2% Центробанку будет очень трудно. Плюс у нас в потребительской корзине высока доля товаров, цены на которые могут сильно колебаться. Так что при инфляции существенно ниже 4% мы рискуем перелететь в дефляцию, что тоже плохо.

ВАЛЮТНЫЙ ВОПРОС

Сильный рубль - хорошо, слабый - тоже

— Курс нашей валюты находится в свободном плавании. Но в магазинах много импортных товаров: если рубль падает, они дорожают. Непонятно, как задача по снижению инфляции сочетается со свободным рублем?

— Если курс плавает, то он необязательно падает. Рубль может и укрепляться (что мы и видели с начала года. - Ред.). Главное для нас - не допустить финансовой нестабильности.

— То есть если курс будет 100 рублей за доллар, ЦБ поддержит нашу валюту?

— При каком курсе ЦБ вмешается - так вопрос ставить нельзя. Дело не в конкретной цифре. Если происходит стремительное изменение курса, ведущее к финансовой нестабильности, ЦБ выйдет с интервенциями.

— Минфин начал покупки валюты при цене нефти выше $40 за баррель. То есть он не хочет, чтобы рубль сильно укреплялся?

— Логика здесь иная. Суть в том, чтобы рубль не укреплялся слишком сильно, когда нефть стоит дорого или ее цена быстро растет. И наоборот: если нефть падает ниже $40 за баррель, Минфин будет продавать валюту, чтобы рубль не сильно дешевел. Задача операций Минфина - сгладить зависимость рубля и экономики от стоимости нефти, а не в том, чтобы не допустить какого-то курсового уровня.

— Что для людей выгоднее: сильный или слабый рубль?

— И в сильной, и в слабой валюте есть плюсы и минусы. Причем для одного и того же человека в одной ситуации выгоден сильный рубль, а в другой - слабый. Все мы играем разные роли в экономике. Большинство людей - это не только потребители, но и работники компаний или предприниматели. Когда рубль слабый, все сразу думают про подорожание импортных товаров - это плохо для человека как потребителя и как бизнесмена, который хочет заграничное оборудование купить. Но плюсы в другом. Ослабление курса помогает российским производителям конкурировать на внешнем и внутреннем рынках (наши товары становятся более привлекательными по цене). В итоге растет спрос на продукцию той российской компании, в которой вы работаете. И она может повысить вам зарплату. Так что нам нужен не сильный или слабый рубль, а обоснованный курс, который определяет рынок. Плавающий курс рубля позволяет балансировать противоречивые интересы.

Софья Ручко

https://www.msk.kp.ru/daily/26651/3671966/

× Закрыть