Председатель Банка России Эльвира Набиуллина выступила на пленарном заседании Государственной Думы

Фото: Александр Шалгин / Фотослужба Председателя Государственной Думы РФ

Добрый день, уважаемые коллеги!

Сегодня последний годовой отчет Банка России перед Государственной Думой VI созыва. И я хотела бы, прежде всего, выразить благодарность депутатам за законодательную работу, которую мы совместно проводили как для развития финансовой системы, так и для защиты прав потребителей финансовых услуг, за конструктивное взаимодействие с Банком России. Всего за последние три года было принято 130 законов, затрагивающих финансовую сферу.

Итак, к итогам работы Банка России за 2015 год.

Резкое ухудшение внешних условий в конце 2014-го – начале 2015 года (падение цен на нефть и санкции) привели к турбулентности на внешнем рынке и затем к всплеску инфляции. В этой ситуации необходимо было принимать меры, которые позволили бы стабилизировать ситуацию и помочь экономике пройти период адаптации к ухудшившимся условиям.

Первое – это переход к плавающему курсу рубля. Это ключевая системная мера. Хотя переход был небезболезненным, я особенно хочу подчеркнуть, что если бы мы на этот шаг не пошли, по нашей оценке, экономический спад мог быть глубже.

Сейчас плавающий курс работает как встроенный стабилизатор экономики, смягчающий воздействие внешних шоков. Именно поэтому, когда происходили новые витки снижения цен на нефть в августе–сентябре 2015 года и затем в декабре 2015 года – январе 2016 года, не происходило резких скачков инфляции, показатели финансовой стабильности были в норме. Также благодаря плавающему курсу мы смогли сохранить золотовалютные резервы – подушку безопасности для национальной экономики.

Второе – это умеренно жесткая денежно-кредитная политика, которая позволила снизить инфляцию и последовательно двигаться к достижению цели 4% по итогам 2017 года. Весной 2015 года инфляция достигала 15,0%, прошлый год мы закончили с инфляцией 12,9%, сейчас она составляет 7,3% и к концу года мы ожидаем инфляцию 5–6%.

Принимая решение по ставке, мы всегда учитываем состояние экономики. Поэтому после радикального повышения ключевой ставки в декабре 2014 года до 17% мы в течение первой половины 2015 года снижали ее до 11%, после чего из-за нарастания инфляционных рисков приостановили снижение. На последнем совете директоров 10 июня мы приняли решение ставку снизить до 10,5%.

Проводя денежно-кредитную политику, мы исходим из приоритета стратегических целей, последовательности в политике и приверженности рыночным методам. Мы принимали решения, основываясь на консервативных прогнозах, что, к сожалению, было абсолютно оправданно в течение всего 2015 года.

В результате нам удалось сохранить доверие к финансовой системе, и сейчас пугающие рынок предположения об ограничении движения капитала или запуске печатного станка всерьез не воспринимаются.

Третье – специальные меры, которые носили временный или ограниченный характер. Мы применяли их потому, что в течение всего 2015 года сохранялись сложные, можно сказать, экстраординарные, внешние условия и это действительно требовало специальных нестандартных мер со стороны Банка России.

Банк России использовал специализированные инструменты рефинансирования, которые оказывали некоторую поддержку реальному сектору в тех зонах, где есть провалы рынка: проектное финансирование, несырьевой экспорт, малый бизнес.

Сейчас близость перехода к структурному профициту ликвидности не позволяет говорить о расширении специализированных инструментов. Эффективность этих инструментов разная, поэтому основные усилия будут направлены на их совершенствование. Так, мы пересмотрели критерии по стимулированию несырьевого экспорта, чтобы сфокусироваться на проектах в области технологий и переработки. С точки зрения проектного финансирования мы будем рефинансировать обязательства лишь по тем проектам, которые уже были отобраны Межведомственной комиссией. Всего из выделенных лимитов использовано чуть более 70% – 97 млрд рублей.

Для смягчения проблем выплат по внешнему долгу использовали инструменты валютного рефинансирования.

По итогам внешний долг за 2015 год сократился на 84 млрд долларов США, то есть на 16%. Всего за два года внешний долг сократился  на 30%. Это означает, что бремя внешней задолженности для нашей экономики существенно снизилось.

Потребность банков в валюте, которую предоставлял Банк России, достаточно резко снижалась в течение прошлого года, и мы постепенно отказываемся от этих инструментов. Мы полагаем, что банки погасят задолженность в валюте перед нами к концу следующего года.

Для поддержки финансовой системы мы применяли ряд временных регуляторных послаблений для банков. Они выполнили свою функцию и были свернуты к концу прошлого года. Таким образом мы поддержали способность банковской системы кредитовать экономику, но не допустили нарастания рисков из-за излишнего смягчения регулирования.

Удалось сохранить доверие граждан к финансовым институтам: люди не забирали деньги из банков, напротив, объем рублевых депозитов вырос на 25%.

Какие задачи стоят перед нами сейчас? Это проведение процентной политики, которая позволит достичь цели по инфляции 4% к концу 2017 года. Наш принцип инфляционного таргетирования состоит в том, что Банк России снижает инфляцию не любой ценой, а учитывает ситуацию в экономике, рассматривает вопросы финансовой стабильности при принятии решений. Я хотела бы подчеркнуть, что политика по достижению инфляции в 4% – это часть общей экономической политики, направленной на создание условий экономического роста.

В денежно-кредитной сфере будет происходить переход от структурного дефицита ликвидности к структурному профициту ликвидности. Это очень важное изменение. До сих пор Банк России предоставлял кредиты банкам, и в прошлом году объемы были до 4 трлн рублей. Сейчас в силу того, что бюджет тратит резервные фонды, чтобы сохранить управляемость процентными ставками, Банк России будет абсорбировать эту ликвидность (проводить, в том числе, депозитные операции) и мы уже в ближайшее время готовим пробный выпуск облигаций Банка России. Такая настройка инструментов денежно-кредитной политики обеспечит сохранение управляемости процентными ставками на денежном рынке, в денежно-кредитной сфере, в экономике в целом.

Далее о развитии банковского сектора.

При развитии банковского сектора Банк России стремился проводить сбалансированную политику. С одной стороны – помощь в адаптации к новым условиям, послабления по банковскому регулированию, с другой стороны – последовательное продолжение нашей политики по оздоровлению банковской системы, по борьбе с сомнительными операциями. Наша ключевая задача – иметь устойчивую, капитализированную финансовую систему, способную финансировать экономический рост.

В 2015 году банковская система наращивала капитал, восстановились вклады населения, кредитование реального сектора не сильно, но все же выросло.

В первой половине года банковская система начинала с убытков, но к концу года восстановила прибыльность. Прибыль по итогам 2015 года составила 192 млрд рублей, а по итогам пяти месяцев 2016 года – 234 млрд рублей. Наши ожидания по прибыли за 2016 год – около 500 млрд рублей.

В развитии банковского регулирования Банк России продолжал внедрение международных стандартов, в том числе базельских, применял компенсирующие меры для облегчения адаптации банковской системы к новым условиям, а также мы вводили собственные регуляторные меры, которые учитывают специфические для российской банковской системы риски. Мы продолжали последовательную политику по оздоровлению банковского сектора. К сожалению, темпы отзыва лицензий были достаточно высокими. Здесь мы стремимся занимать более проактивную позицию в надзоре, работаем над более ранним выявлением и предупреждением проблем в банках. Для этого мы совершенствуем наши внутренние процедуры. Так, приняли решение о создании службы оценки рисков.

Чтобы добиться более раннего предупреждения проблем, на наш взгляд, важно наделить Банк России правом профессионального суждения, поскольку сейчас жестко формализованный в законодательстве подход к банковскому надзору не дает нам часто возможности вмешиваться на стадии, когда в банке еще что-то есть, то есть собственники не вывели все активы. Это важно для защиты прав кредиторов в первую очередь.

Требует дальнейшего обсуждения и изменение отношения к санации. Санация стала применяться чаще. В течение года мы ужесточали требования к санаторам, будем дальше продолжать это делать.

Теперь о работе Банка России как мегарегулятора.

Мы последовательно работаем над усилением кроссекторального подхода в надзоре и регулировании, и в 2015 году мы впервые подготовили первый основной документ, охватывающий все сектора финансовой индустрии, – Основные направления развития финансового рынка на 2016–2018 годы. Этот документ предусмотрен законом. Мы проводили подробные обсуждения этого проекта, в том числе на парламентских слушаниях, с бизнес-объединениями, представляли его в субъектах РФ, чтобы бизнес понимал и активно участвовал в реализации наших мероприятий по развитию финансового рынка.

Несколько слов об итогах работы в секторе некредитных финансовых организаций.

ОСАГО – это, наверное, сейчас наиболее социально значимый вид страхования, напомню, что в 2015 году впервые с момента введения обязательного автострахования были скорректированы тарифы. К тому моменту ситуация на рыке ОСАГО была очень сложной, в ряде регионов практически невозможно было приобрести полис без дополнительных навязанных услуг, были сложности с возмещением убытков. В целом ситуация несколько смягчилась, но в ряде регионов с ОСАГО по-прежнему проблемы. Мы ввели электронный полис ОСАГО. Пока выдано около 200 тыс. электронных полисов. Это не так много. И поэтому мы, конечно, приветствуем принятие закона, который обяжет страховую компанию выдавать полис гражданину в электронном виде по его желанию уже с января 2017 года.

В прошлом году мы скорректировали правила Европротокола – оформление аварии без ГИБДД стало проще и удобнее.

Микрофинансовые организации. Тема микрофинансирования горячо обсуждается. Я хотела бы еще раз подчеркнуть – на наш взгляд, запрещать микрофинансирование было бы недальновидным. Спрос на короткие займы до зарплаты есть, и если не будет регулируемого бизнеса, люди пойдут к нелегальным кредиторам. Мы предприняли ряд мер по повышению уровня защиты прав граждан, в первую очередь ограничение максимальной стоимости займа и стоимости пеней и процентов в случае просрочки по  выплатам. И здесь, я думаю, законодательно уже есть основания двигаться от четырехкратного принципа к двукратному.

Что касается проблемы нелегальных кредиторов, то она требует в том числе законодательного решения. Сейчас ответственность для нелегальных кредиторов, скажем так, недостаточно серьезна. Более того, как это ни парадоксально, сейчас нелегальный кредитор по суду может взыскать долг. Важно лишить, на наш взгляд, судебной защиты договоры с нелегальными кредиторами.

Негосударственные пенсионные фонды. Мы завершили работу по созданию системы гарантирования пенсионных накоплений, в нее сейчас включено после тщательной проверки Банком России 38 фондов из 91, которые имели на это право. Многие из фондов, чтобы войти в систему, улучшали качество своих активов.

Далее. В соответствии с законодательством был обеспечен запуск актуарной индустрии на основании принятого законодательства, сейчас у нас чуть больше 100 актуариев. Они работают, это важный сегмент финансового рынка, который был создан в прошлом году.

Практически покончено с практикой недобросовестных депозитариев, которые давали фиктивные выписки о наличии ценных бумаг. Здесь была реализована функция мегарегулятора, которая нам позволяла проводить перекрестные проверки и сразу выявлять такие ситуации. Проведены основные мероприятия по проекту «Чистый реестр».

Разработана и реализуется дорожная карта по развитию электронного взаимодействия на финансовом рынке. Электронное взаимодействие снижает издержки компаний, и в конечном счете – стоимость услуг для потребителей, позволяет увеличить доступность финансовых услуг, в первую очередь отвязать их от физических офисов.

Финансовый сектор быстро трансформируется под влиянием новых цифровых технологий. Мы создали специальную рабочую группу по технологиям и инновациям внутри Банка России, функция которой – это изучение технологических трендов в финансовой сфере, своевременное выявление тех зон, где нужно изменение регулирования и надзорных практик. Мы стремимся действовать таким образом, чтобы не мешать развиваться новым, более эффективным и удобным для потребителей технологическим решениям, но и не допускать накопления рисков, которые могут снизить уровень защиты прав потребителей. В прошлом году мы создали Центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере (FinCERT), который в том числе оказывает методическую помощь участникам рынка в обеспечении как можно более высокого уровня киберзащиты.

В сфере финансовых технологий и инноваций мы работаем в постоянном диалоге с рынком. Так, в 2015 году впервые провели форум инновационных финансовых технологий, он был очень востребован бизнесом, этой осенью проведем его вновь.

Был создан институт программ облигаций. Развитие долговых инструментов крайне важно для нашего финансового рынка, поскольку это лучший инструмент для крупных компаний, а банки должны в большей степени переключаться на кредитование среднего и малого бизнеса.

В 2015 году были заложены основы развития национальной рейтинговой индустрии, и новое законодательство позволяет рассчитывать, что будет построена действительно авторитетная и профессиональная рейтинговая индустрия у нас в стране.

Далее о национальной платежной системе.

В 2015 году заработал операционно-клиринговый центр НСПК. Все внутрироссийские операции по картам международных платежных систем проводятся через него. Проект по переводу платежей внутрь России проводился в очень сжатые сроки, что было связано с внешнеполитическими рисками, но был реализован на качественном технологическом уровне, который соответствует международным стандартам. В конце прошлого года была проведена пилотная эмиссия карт национальной платежной системы – карт «Мир». Карты уже выпускаются крымскими банками (и принимаются повсюду в Крыму) и рядом других банков. Массовая эмиссия карт начнется во второй половине этого года.

Кроме того, мы усовершенствовали систему передачи финансовых сообщений Банка России – это аналог SWIFT. Она сейчас полностью отвечает всем форматам SWIFT, и внутри страны все могут передавать сообщения в этом удобном формате. При этом мы активно работаем с нашими коллегами в Белоруссии и Казахстане, чтобы координировать развитие национальных платежных систем.

И далее борьба с сомнительными операциями.

По нашим оценкам, объем сомнительных операций сократился  примерно на одну треть. Система мониторинга стала оперативнее. Повысилась выявляемость сомнительных операций в небанковском секторе, в том числе, благодаря нашим сквозным проверкам, которые мы можем осуществлять как мегарегулятор.

В 2015 году было выведено с рынка достаточно большое количество недобросовестных игроков: 93 банка, 96 страховых компаний, 21 НПФ, 1703 микрофинансовые организации, 609 профессиональных участников рынка ценных бумаг, в том числе, одна из причин была и обслуживание теневого сектора экономики.

Подводя итоги прошлого года в целом, хотелось бы подчеркнуть, что прошлый год, конечно, был сложный, и постоянно менялись внешние условия не в лучшую сторону, и, несмотря на это, мы получили некоторые важные результаты. Во-первых, экономика показала способность к адаптации, причем не пассивной, мы видим, что новые сектора, целые сектора смогли показать рост на фоне столь сильно ухудшившихся условий. И внутри секторов, которые в целом могли показывать экономический спад, есть предприятия, которые пользуются новыми возможностями и показывают потенциал для развития. Во-вторых, прошлый год ярко показал и необходимость структурных реформ, которые необходимы  для возвращения экономики к устойчивому росту. И снятие таких внутренних ограничений – это важнейшая задача ближайшего времени. Я уверена, что мы с ней справимся.

Спасибо большое за внимание. Спасибо.

14 июня 2016 года

× Закрыть